Респираторно-синцитиальная инфекция крупного рогатого скота

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (1 Голос)

[Respiratory Syncitial Virus Infectious]

Респираторно-синцитиальная инфекция характеризуется поражением респираторного тракта и кратковременной гиперемией его у КРС. В стадах КРС с респираторными заболеваниями ВНА к респираторно-синцитиальному вирусу (РСВ) выявляли чаще (41 %), чем к ПГ-3 (17 %). Вспышки респираторного заболевания КРС моложе 7 лет, вызванные РСВ, отмечались в хозяйствах Швейцарии, Бельгии, Японии и других странах.

Существует два типа синцитиальных вирусов КРС: 1) синцитиальный вирус, тесно связанный с клетками. Отличается серологически от РСВ КРС (BRSV); 2) BRSV выделен в ряде стран при респираторных вспышках болезни среди КРС. Впервые его выделили в 1969 г. в Бельгии Веллманс и Леннен из смывов верхних дыхательных путей больных телят (шт. V 220/69).

Клинические признаки и патологоанатомические изменения. Инфекцию регистрируют в любое время года, но наивысшая заболеваемость отмечается осенью и ранней зимой. Увеличение числа клинически больных животных наблюдают примерно через 30 дней после прибытия в хозяйство новой партии скота, о чем свидетельствует 4-кратный и более подъем титров AT. Симптомы РСБ проявляются слабо и могут быть не замечены. Если болезнь прогрессирует, наблюдают кашель, повышенное слюноотделение, серозное истечение из носа, учащенное дыхание, инфекция может протекать и как острая респираторная болезнь на фоне высокой температуры тела и диагностируется как эмфизема легких или интерстициальная пневмония. Болезнь длится от 3 до 10 дней и, как правило, заканчивается выздоровлением. В большинстве случаев процесс ограничивается повышением температуры, катаром верхних дыхательных путей и серозным ринитом. Тяжелую бронхопневмонию с высокой температурой (до 41,5 °С) наблюдают крайне редко. У молодняка болезнь, как правило, продолжается не более 3—5, у взрослых животных — 8—10 дней. Помимо того, РСВ вызывает пневмонии и аборты. В Великобритании описан падеж телят при острой пневмонии, вызванной РСВ. При гистологическом исследовании респираторных путей у погибших телят обычно выделяют гигантские синцитиальные клетки в бронхиолах, дегенерацию и некроз эпителиальных клеток бронхиол и легочной ткани, явления клеточной инфильтрации.

Респираторно-синцитиальный вирус крупного рогатого скота (РСВ КРС) наиболее часто связан с тяжелыми эпизоотиями PC-инфекции, особенно у телят первого года жизни. В патологии доминирующую роль играют факторы, связанные с иммунитетом. Возбудитель нарушает защитные механизмы респираторного тракта, что способствует вторичному заражению. Считается, что до 90 % бактериальных пневмоний развивается после первоначальной вирусной инфекции. Болезни наиболее подвержены телята 1—5-месячного возраста.

Классическим методом диагностики PC-инфекции у КРС является выделение возбудителя на культуре клеток. Для обнаружения РСВ КРС и специфических антител разработан метод ELISA. Кроме того, для выявления вируса разработана полиме-разная цепная реакция (ПЦР).

В распространении инфекции, по-видимому, важное место занимает прямой контакт, хотя предполагается и аэрозольный путь заражения. PC-инфекция КРС в большинстве регионов является эндемичной, заболеваемость достигает 80—100 %, а смертность — 5—10 %.

Морфология И Химический состав. Геном РСВ достаточно изучен. Вирус содержит 10 генов, которые транскрибируются с образованием 10 мРНК. Определены нуклео-тидные последовательности семи генов (N-P, P-M, M-SH, SH-G, G-F, F-M2 и М2—Z) РСВ КРС (шт. А 51908). Оказалось, что все стартовые последовательности РСВ человека и РСВ КРС совпадают, кроме гена SH, который отличается заменой одного нуклеотида от гена SH ЧРСВ А2 и гена Z, который у РСВ КРС на один нуклеотид короче, чем у ЧРСВ. С помощью монАТ выделена группа А и В с двумя подгруппами в каждой. Вирус отличается от других парамиксовирусов большим количеством идентифицированных структурных белков, порядком генов, присутствием ГА и N, а также диаметром нуклеокапсида (10-12 нм).

В структуре РСВ КРС идентифицировано 9 или 10 полипептидов, два из которых — G и F — гликозилированы и располагаются на поверхности вириона. Аминокислотная последовательность F-белка РСВ КРС (шт. 51908) оказалась гомологичной аминокислотной последовательности (81-99 %) F-белка РСВ человека. У РСВ белок F содержит основную долю эпитопа, индуцирующего ВНА. Белок F состоит из двух сУбъединиц и исполняет функцию слияния, белок G-прикрепительную функцию (Рецепторную). С помощью монАТ в структуре F-белка идентифицируют не менее 4- АГ детерминант, два из которых причастны к слиянию с клеточной мембраной. В белке слияния F РСВ КРС выявлено два АГ-участка, один из которых ответственен за нейтрализацию. Гликопротеины G и F ответственны за индукцию ВНА и образование протективного иммунитета. Внутренние вирионные АГ выявляются соответствующими монАТ. Изучена нуклеотидная последовательность генов неструктурных белков NS 1 и NS 2 РСВ (шт. А51 908). Оказалось, что ген NS 1 имеет длину 524 н, кодирует белок длиной 136 остатков и гомологичен генам NS 1 овечьего и человеческого вируса (подгрупп А и В) соответственно на 82, 67 и 65 % на нуклеотидном уровне и на 89, 69 и 68 % на аминокислотном уровне. Ген NS 2 имеет длину 489 н, кодирует белок из 124 остатков и гомологичен генам NS 2 овечьего и человеческого РСВ на нуклеотидном уровне и на 87, 84 и 84 % на аминокислотном уровне.

Вирус очень нестоек к замораживанию. Два шт. РСВ КРС (Bov и Bov-x) оказались чувствительны к низким значениям рН. При 4 °С он сохраняет активность в течение недели и при -70 °С до 2 месяцев. Температура 56 °С полностью разрушала его инфекционную активность в течение 30 мин. Вирус чувствителен к эфиру, хлороформу, дезоксихолату, трипсину.

Антигенная структура. РСВ не содержит нейраминидазы. Содержит два растворимых КСА—А и В. АГА, кроме того, индуцирует образование ВНА. Вирус также имеет структурный белок слияния — Fo белок. Определена последовательность аминокислот в белке Fo. Своеобразный ключ к расшифровке структурной организации РСВ — использование монАТ. С их помощью было показано, что гликопротеины F имеют решающее значение для формирования защитного иммунитета. Гены, кодирующие гликопротеины и F, клонированы и расшифрована их нуклеотидная последовательность. Выявлены и описаны полипептиды, нуклеотиды и компоненты РСВ, пригодные для изготовления диагностических реагентов — вакцин/против РСИ КРС. Выделенные полипептиды включают в себя короткие полипептиды, связанные с нейтрализующим эпитопом к эпитопам белка слияния РСВ или с нейтрализующими эпито-пами G-белка.

Благодаря применению монАТ были выявлены два подтипа РСВ, которые в антигенном отношении отличаются от подгрупп РСВ человека. Белки NP, М, Р и F, но не G, у РСВ КРС и РСВ человека имеют общие эпитопы. Среди изолятов РСВ КРС наибольшие варианты в мол. м. обнаружены у Р и F белков. Для типирования штаммов РСВ используют метод белкового профиля, основанный на определении электрофоретической подвижности Р-белка (фосфопротеина). Данным методом 75 штаммов разделены на две группы. У вирусов 1 группы, содержащей в качестве прототипа шт. Ланг, наблюдались минимальные вариации в подвижности Р белков. У вируса II группы, содержащей в качестве прототипа шт. СН 18537, Р белки негомогенны по подвижности. Указанные 1 и II группы белков соответствуют А и В подгруппам. Получено 5 монАТ к РСВ КРС, специфичность которых была изучена с помощью имму-ноблотинга и эпитопного анализа. Эти AT специфичны в отношении белка слияния РСВ, который имеет две антигенных участка, один из которых ответствен за нейтрализацию.

Антигенная вариабельность и родство. Установлено АГ-различие между некоторыми штаммами, выделенными от человека и обезьян. Все штаммы РСВ КРС родственны штаммам РСВЧ. Основные АГ-различия между РСВ человека и КРС выявлены в гликопротеине G. Белки слияния этих вирусов гомологичны на 83—84 %. Сыворотки крови морских свинок, привитых субъединицами РСВ человека и КРС, обладают хорошей перекрестной реактивностью и нейтрализует РСВ как человека, так и КРС. Определена генетическая вариабельность 32 изолятов РСВ подгруппы В, выделенных из одного сообщества в Японии за 20 лет — с 1980 по 1999 гг. Два вариабельных региона гена протеина прикрепления (G) были амплифицированы в RT-PCR, и продукты амплификации были прямо секвенированы. Филогенетический анализ нуклео-тидных последовательностей показал семь отдельных линий родства (ЛР). в которых изолированные в течение близких сезонов штаммы были локализованы: однако, изоляты из одного и того же сезона часто разделялись на множество отдельных ЛР. Для недавних изолятов имелась тенденция располагаться на конце каждой Л Р. Такие линейные эволюционные изменения были типично представлены в ЛР, содержащей 9 штаммов, изолированных в течение шести сезонов с 1980 по 1986 гг. Были подтверждены три типа использования стоп-кодонов, и изоляты, локализованные в каждой ЛР, использовали один и тот же стоп-кодом. Полученные данные позволяют предполагать, что коциркулирует множество линий дифференцировки подгруппы В, и каждый штамм может обладать линейным эволюционным генетическим дрейфом, что приводит к повторяющимся эпидемиям в одной и той популяции.

Локализация вируса изучена недостаточно. На 3—6-й день после инфицирования в мазках-отпечатках со слизистой оболочки носа методом ИФ обнаруживают специфический АГ, а при окраске их — гигантские клетки с включениями. РСВ КРС выделяли из конъюнктивально-назальных смывов, в культуре клеток ПЭК. Данных о локализации вируса, вирусемии и вирусовыделении у естественно больных животных нет. Возможно длительное вирусоносительство. Нередко вирус выделяют от новорожденных телят. Из организма больных животных во внешнюю среду вирус выделяется с носовым экссудатом и выдыхаемым воздухом.

Вирус вызывает образование ВНА у человека, обезьян, хорьков, морских свинок и лошадей. ВНА были выявлены с 8-го по 14-й день у телят, свободных от материнских AT. Отмечена линейная корреляция между титрами КСА и ВНА. Сыворотки морских свинок и хорьков проявляют слабую нейтрализующую активность, которая усиливается после добавления к ним комплемента. Однако сыворотки крови лошади достаточно активны и без добавления его. РСИ Может развиться на фоне циркулирующих AT. AT играют защитную роль при наличии их в титрах не ниже 2 lg. Колост-ральные AT к РСВ не предохраняют телят от инфекции. В НА у экспериментально зараженных животных выявляются на 6-й день с максимальным титром на 13—15-й день.

Экспериментальная инфекция. При интраназальном заражении телят РСВ в дозе 7,5-107 БОЕ на 5-й день развивалось слезотечение, истечение из носа, учащенное дыхание, угнетение и лихорадка, а также выраженная ингибиция миграции лейкоцитов периферической крови. Ингибиция достигала максимума к 2—3-му дню после заражения. Мигрирующие клетки представляли собой полиморфноядерные лейкоциты периферической крови, которые чувствительны в реакции задержки миграции. У зараженных интраназально и интратрахеально телят в месячном возрасте через 3—5 дней вирусный АГ выявляли методом ИФ в цитоплазме зараженных клеток трахеи и бронхов, иногда в альвеолярных макрофагах и клетках, а также эпителиальных клетках носовой полости, носоглотки и бронхиол. Развившиеся у зараженных телят бронхиты и трахеиты характеризовались, помимо некроза, гиперплазией эпителиальных клеток, образованием клеточных синцитиев. Значительно реже наблюдали риниты, бронхиолиты и интерстициальную пневмонию. На 30-й день после заражения изменения исчезали. Таким образом, экспериментальная РСИ у телят сопровождается обратимыми изменениями эпителия респираторных путей и усилением фагоцитарной функции макрофагов.

Вирусный АГ выявляли в зараженных клетках бронхиол, вблизи клеточного детрита и просвета протока в эпителии трахеи. При внутрикожном введении появлялась местная реакция гиперчувствительности замедленного типа со второго дня с максимальным утолщением кожи между 2- и 3-м днем после заражения. У зараженных телят РСВ выделяют из слизистой оболочки носа, бронхов и легких. Трудность изоляции его объясняется присутствием секреторных AT. Наиболее чувствительной при изоляции РСВ оказалась культура клеток тестикул бычков. При заражении ягнят референтным шт. Номи и болгарским изолятом Антонова интратрахеально и внутривенно удавалось вызвать клинически выраженное заболевание. Кроме того, экспериментальную инфекцию сравнительно легко воспроизводят на обезьянах (шимпанзе, мартышка), хорьках, норках и морских свинках. Хорошей моделью для изучения РСИ оказались новорожденные хорьки. Вирус можно выделить из трахеи и носовых ходов в течение 7—10 дней. Симптомов болезни не отмечалось, но у хорьков наблюдалось повышение температуры тела. На хорьках удалось провести более 25 пассажей, причем титр вируса достигал 4,7—6,9 lg ИД50. Шт. ММК7, выделенный от коровы при вспышке болезни в Японии в 1968—1969 гг., серийно размножался в мозге однодневных мышей, хотя симптомов болезни у них не наблюдалось. В США выделен вирус (шт. FSJ-1), близкий, но не идентичный РСВ человека. Данный штамм широко распространен среди КРС в США.

Культивирование. РСВ КРС не размножается на КЭ, хорошо репродуцируется в первичных культурах клеток почки, тестикул, легких и селезенки КРС. Вновь изолируемые бычьи штаммы РСВ размножаются только в первичных культурах клеток почки, легких и тестикул эмбриона коров. Вирус обычно выделяют в течение 3—4 пассажей, так как в первых генерациях выраженных ЦПИ Не развивалось. Фибробласты эмбриона человека, обезьян, перевиваемые клетки KB, Hela, BHK-21 не чувствительны к бычьим штаммам РСВ. Последний культивировался в перевиваемых клетках почки КРС, клетках легкого и некоторых органов новорожденных телят. Он также хорошо культивировался в культуре перевиваемых клеток ^слизистой оболочки носа КРС (линия М-57) в однослойной статической культуре и на микроносителях в перевиваемой культуре MDBK, а также диплоидных клеточных культурах щитовидной железы ягненка. Для культивирования РСВ X. Харламбиев и другие использовали перевиваемые линии клеток почек и тестикулов телят, ягнят, хронически инфицированных вирусом лейкоза КРС. Флюоресцирующие клетки впервые становятся заметными в период между 16 и 18 ч и после заражения. Флюоресценция ограничивается цитоплазмой. Максимальный титр вируса 103—104 ТЦД so/мл выявляется на 6—7-й день после заражения. Добавление в питательную среду 2 % сыворотки КРС без специфических AT или 0,1 мг профлавина стимулирует развитие синцитиальных клеток, что способствует обнаружению ЦПД.

Респираторно-синцитиальный вирус не агглютинирует эритроциты КРС, овец, морских свинок, мышей.

Источники и пути передачи инфекции. Источник инфекции — больные животные. Инфекция передается воздушно-капельным путем. Считают, что естественная внутриутробная инфекция поддерживает циркуляцию в стаде РСВ. Нет данных о наличии его в сперме быков-производителей.

Среди КРС клинически болезнь бывает выражена у телят. Особенно чувствителен к нему КРС герефордской породы. В 9 западных штатах США в 42 % случаев с помощью РН обнаружены AT к РСВ у снежных баранов. Для проведения РН использовали шт. Mohanty A 51908, изолированный от КРС. РСВ удается заразить овец и белохвостых оленей. Экспрессированный в бакуловирусной системе очищенный белок нуклеокапсида (N) был использован в непрямом и сэндвич-ELISA для скринирова-ния 499 образцов сывороток КРС на наличие антител к РСВК. Выявленная с помощью непрямого ELISA серопозитивность составляла 46,09 %, в сэндвич-ELISA — 65,33 %. Стада из экзотических животных оказались более чувствительными к инфекции РСВК по сравнению с гибридными. Молодые животные были более уязвимы, чем более старые. Половых различий по этому признаку не обнаружено. Для серомо ниторинга инфекции РСВК предлагается использовать сэндвич-EL1SA как более чувствительный.

Иммунитет и специфическая профилактика. Иммунитет при РСБ не изучен. В нашей стране вакцины против этой инфекции нет. Инфекция у телят в возрасте 1—3 месяцев на фоне материнских AT не стимулирует образование гуморальных AT, хотя в слизистой оболочке дыхательных путей появляются IgA. Инфицирование таких телят сопровождается появлением в респираторном тракте противовирусных IgM, IgA, IgG. Ускоренная их продукция отмечается при повторном заражении. На поверхности эпителиальных клеток верхних дыхательных путей при РСБ идентифицированы AT всех трех типов, но преимущественно IgA. Нижние отделы респираторного тракта содержат большее количество IgG, чем носоглоточная область. Секреторные AT отличаются от сывороточных меньшей специфичностью, поскольку они способны нейтрализовать инфекционную активность гетерогенных штаммов в пределах подтипа. Однако не выявлено корреляции между уровнем вирусоспецифических IgA и приживляемостью вируса в носоглотке. Потенциальное значение специфических антител в защите легких от РСБ продемонстрировано в опытах на мышах. При реинфекции они способствуют более выраженной иммунной реакции. Подавление материнскими AT формирования сывороточных и секреторных AT затрудняет создание вакцины против РСБ. Наибольшей иммуногенностью и протективностью из 10 белковых АГ РСВ обладает белок слияния — гликопротеин А, за которым идет белок G.

В защите от РСБ важную роль играют клеточные механизмы, опосредованные специфическими AT и инфицированные вирусом. Моноциты лизируются свежими лимфоцитами этого же животного в присутствии иммунной сыворотки. Только РСВ и рекомбинантный вирусвакцины, экспрессирующий белок F РСВ, индуцирует образование вирусспецифических Т-лимфоцитов у мышей. Инактивированный РСВ или его гликопротеины F и G таким действием не обладают.

Главным АГ-мишенью для Т-лимфоцитов является F-белок и в меньшей степени белок G РСВ. Поэтому разрабатываемые вакцины для надежной защиты должны индуцировать у привитых животных формирование Т-клеточного иммунитета. Нуклео-протеид РСВ распознается лучше Т-клетками-эффекторами, чем поверхностный G гликопротеин. При РСБ имеет место AT зависимая клеточная цитотоксичность, в которой основной мишенью является А белок вируса, экспрессируемый на поверхности инфицированных клеток. Эта иммунологическая реакция играет важную роль в защите организма и его выздоровлении от РСБ.

В настоящее время клеточный иммунитет — предмет пристального изучения РСБ; разрабатываемые вакцины должны индуцировать у привитых животных формирование Т-клеточного иммунитета. Одним из перспективных направлений в вакцинной профилактике РСБ является создание субъединичной вакцины, содержащей один или оба вирусных гликопротеина. Весьма перспективным считают получение реком-бинантов вируса осповакцины для профилактики РСБ. В Нидерландах применяют живую вакцину из шт. Rispoval — она иммуногенна и безвредна. Разработана также живая комбинированная вакцина Rispoval — RS-BVD против РСБ и ВД-БС КРС. Вакцина безвредна в полевых условиях и сообщает надежный иммунитет против этих инфекций.

Во Франции применяют живую вакцину из шт. КВ94. В ФРГ предложена вакцина из аттенуированного штамма. В Бельгии аттенуированный штамм РСВ был получен путем проведения 94 пассажей в культуре клеток эмбриона КРС. На живую вакцину из шт. RS-52 у привитых телят через месяц образовывались ВНА, сохранявшиеся до 6 месяцев у 70—90 % Животных. Инактивированную вакцину против РСБ КРС удалось приготовить из инфицированных вирусом клеток, обработанных глютаральде-гидом. Продуцентом АГ РСВ являлась персистентно инфицированная культура эпителиальных клеток слизистой оболочки носа КРС. Эта вакцина оказалась более им-муногенной, чем живая из аттенуированного штамма РСВ КРС и TS-мутанта РСВ человека.

Белки Р-слияния,0-прикрепления и М-матрикса РСВ из концентрированного препарата экстрагировали мягкой обработкой детергентом и разделяли их методом хроматографии на колонке из гидроксимилапатита. Они безопасны и высокоимму-ногенны, эффективно защищают животных от заражения РСВ.

ВНА у привитых живой вакциной животных появляются на 5-й день и сохраняются после ревакцинации до 5 месяцев. Наличие AT почти не препятствует возникновению болезни. Видимо, велика роль местного иммунитета. Высокие титры ВНА (1:640) свидетельствовали о тяжести болезни. AT к РСВ, полученные от матерей, не предохраняют телят от инфекции.


Респираторно-синцитиальная инфекция крупного рогатого скота - 4.0 out of 5 based on 1 vote

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить