Висна-Маэди

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

[Progressive intestinalle pneumonie, Montana progressive Pneumonia, Marscrfs pneumonia, Graaf Reinet disease, Laikipia lung diseaese (англ.); Maedi und Visna (нем.); Bouhite (франц.); Zwoegerziekte (нидерл.)]

Висна-маэди — составное название двух медленно развивающихся инфекционных болезней овец, имеющих общую вирусную этиологию. Висна-маэди — термин, обозначающий два симптомокомплекса, связанных с патологией ЦНС (менингоэнцефалита), либо с хронической прогрессирующей интерстициальной пневмонией.

С 1935 по 1951 гг. на многих фермах южной и юго-западной частях Исландии регистрировались периодические случаи неизвестного ранее заболевания овец с явлениями параличей. Болезнь получила название «висна», что в переводе с древнескандинавского означало «съеживание» или «чахицереи», отражая развитие характерных симптомов у парализованных овец. Позднее в этих же районах появились случаи заболевания овец хронической прогрессирующей пневмонией, которое получило название «маэди», что означает одышку — наиболее характерный признак болезни.

Разделение двух заболеваний продолжалось до тех пор, пока в течение 1957—1958 гг. группой исландских исследователей не был выделен вирус из культур клеток, приготовленных из мозга овец, пораженных висной. Выделенный вирус воспроизводил картину висны после внутримозгового его введения здоровым овцам. В РФ и странах СНГ висна-маэди регистрируется с 1980 г.

Клинические признаки. Если заболевание развивается в виде хронической прогрессирующей пневмонии (форма маэди) у взрослых овец в возрасте 3—4 лет и старше, первым симптомом часто является низкая масса животных. Затем появляется одышка при нагрузке, позднее в состоянии покоя, а также сухой кашель. Характерно отсутствие симптомов острого заболевания. Количество лейкоцитов при этой форме заболевания чаще выше, чем при менинголейкоэнцефалите. Начало болезни незаметное. Появлению клинических симптомов часто предшествует лейкоцитоз, который может обнаруживаться за год до проявления болезни. Первыми симптомами болезни обычно бывают медленно прогрессирующая слабость и потеря массы. Слабость становится особенно заметной после физической нагрузки, например, после длительных перегонов, а также при ухудшении погодных условий. Дыхание может быть нормальным в покое и учащаться при нагрузке. Больные животные отстают от стада. С развитием болезни нарастает одышка, дыхание становится затрудненным, частота его достигает 80—20 движений в 1 мин в покое. Дыхательные движения часто сопровождаются ритмичными движениями головы и боков. Могут наблюдаться истечения из носа. В некоторых случаях выражен кашель. Температура тела повышается выше нормы только в том случае, если присоединяется вторичная инфекция. При перкуссии определяют расширение границ нормального легочного звука, при аускультации прослушивается бронхиальное дыхание и усиление бронхофонии.

С развитием болезни прогрессирует истощение животных, развивается гипохром-ная анемия. Отмечается снижение количества общего белка в плазме за счет альбуминовой фракции. Количество лейкоцитов обычно повышено. Клиническая стадия болезни длится 4—7 мес, в отдельных случаях болезнь может продолжаться несколько лет. Все животные, у которых выявляются симптомы болезни, неизменно погибают в результате удушья. Ноздри могут быть воспалены, отмечается сухой кашель. Дыхание становится затрудненным даже в покое, большую часть времени животное лежит. Если болезнь не осложняется вторичной бактериальной пневмонией, лихорадка отсутствует и гибель наступает в результате удушья.

Клиническая фаза обычно продолжается от 3 до 8 месяцев, но при неблагоприятных условиях она может сократиться, или наоборот, в хороших условиях содержания — увеличиться. На начало проявления клинических признаков могут влиять также стрессовые факторы — беременность, лактация, плохая погода. Суягные овцы могут абортировать. В стаде маэди вначале распространяется медленно и обычно в течение первых 5—6 лет после проникновения инфекции потерь не наблюдают. В последующие 3—4 года падеж быстро возрастает, достигая 20—30 % в год. Часто овцы погибают от вторичной бактериальной инфекции, которая затрудняет диагностику маэди. В Шотландии зарегистрированы хозяйства, неблагополучные по маэди в течение 10 лет (по результатам серологии) без случаев клинического проявления болезни.

Клинические признаки маэди у овец во Франции не проявляются. При обследовании 80 тексельских и помесных серопозитивных овец выявлено лишь учащение дыхания (55—60 в 1 мин) и сильное исхудание при хорошем аппетите. Кашля, истечений из носа не наблюдали. Перкуссионная поверхность была увеличена, при аускуль-тации отмечали шумный вдох и громкий выдох. В стаде серопозитивные животные составляли 43 %.

Маэди проявляется чаще, чем висна. Клиника висны наблюдается редко. Исключение — данные из Исландии. В этой стране в нескольких отарах потери от висны были больше, чем от маэди. Гибель пораженных животных — 100 %. В 1968 г. в штате Монтана (США) от овец с хронической прогрессирующей пневмонией был выделен вирус, который первоначально расценили как возбудитель самостоятельного заболевания, именовавшегося хронической прогрессирующей пневмонией овец Монтана. Однако вскоре было доказано, что этот, якобы новый, вирус оказался весьма близок вирусу висны.

Патологические и гистологические изменения. При висне первичные признаки поражения ЦНС проявляются в виде менингиальных и субэпидермальных инфильтратов или пролиферации клеток РЭС, а также лимфоцитов и микроглии. В белом и сером веществе развиваются воспалительные процессы с периваскулярными инфильт - \ Ратами круглых клеток. Затем отмечают диффузное разрушение и демиелинизацию белого вещества головного мозга, мозжечка, костного мозга, продолговатого и спинного мозга. Серое вещество обычно задето незначительно. Повреждения чаще расположены вблизи желудочков и канальцев мозга. В спинном мозге можно найти повреждения в любой части белого вещества. Часто обнаруживают поражения боковых столбов вблизи задних рогов. Повреждения спинного мозга достигают обычно мозговых оболочек.

При легочной форме висны легкие овец макроскопически имеют особый серый цвет. Изменения при маэди локализуются в лёгких и лимфоузлах грудной полости. Показательным признаком болезни является масса легких, в тяжелых случаях она возрастает в 2—4 раза по сравнению с нормой. Увеличивается объём лёгких, при вскрытии грудной полости они лишь слегка опадают. Однако увеличение размера не так значительно, как увеличение массы. Форма увеличенных лёгких сохраняется нормальной, ткань лёгкого диффузно уплотняется и по консистенции напоминает губчатую резину. Цвет лёгких изменяется и варьирует от серо-голубоватого до серовато-бежевого. Наиболее выраженные изменения обычно локализуются в диафрагмальных долях и менее поражены кардиальные и апикальные доли, но отчетливая граница между пораженными и здоровыми участками тканей лёгкого при маэди не определяется. На разрезе ткани легкого суховаты. Трахеобронхи-альные и медиастинальные лимфоузлы увеличиваются часто в 3—5 раз по сравнению с нормой за счёт гиперплазии кортикальных элементов, поверхность разреза узлов гомогенна.

Основным патоморфологическим изменением при маэди является хроническая интерстициальная пневмония с диффузным утолщением межальвеолярных перегородок, иногда ведущим к полной облитерации альвеол. Перегородки утолщаются, главным образом, за счёт инфильтрации большими мононуклеарными клетками и в меньшей степени — за счёт лимфоцитов. Часто наблюдается гиперплазия гладких мышечных волокон альвеолярных стенок, и всегда заметна пролиферация лимфоидной ткани. В мелких бронхиолах часто находят гиперплазию эпителия, которая может сопровождаться дезорганизацией и эпителизацией прилежащих альвеол.

Лимфоидная гиперплазия распространяется на всю пораженную паренхиму легких или концентрируется в периваскулярных и перибронхиальвеолярных пространствах; может наблюдаться комбинация диффузной и локализованной гиперплазии. Пролиферативные лимфоидные узлы могут содержать герминативные центры. Эту лимфоидную пролиферацию особенно подчеркивал во Франции F. Lucam, который описал ее даже как злокачественную. При неосложненном течении маэди полиморф-ноядерные лейкоциты не найдены. В отсутствие бактериальной инфекции не обнаруживаются признаки экссудативного или некротического бронхита или бронхиолита. Наблюдается реакция на параваскулярную лимфоидную гиперплазию и пролиферацию эпителия в малых бронхах и бронхиолах, сопровождающаяся в далеко зашедших случаях эпителизацией. Наблюдают также значительное увеличение регионарных лимфоузлов в области верхушек легких.

Патогенез. Патогенез болезни изучен недостаточно. Изучение патогенеза висны практически стало возможным после открытия способности вируса репродуцироваться в клеточных культурах. У овец с легочной формой висны развивались обе формы заболевания независимо от способа заражения. Это системное инфекционное заболевание с поражением селезенки и лимфоузлов. Легкие и ЦНС являются органами — мишенями, в которых наблюдаются патологические изменения. Вначале обнаруживают небольшие инфильтрации лейкоцитами и моноцитами. По-видимому, они являются носителями вируса. Нарушения при болезни висна-маэди связаны с иммунологической системой хозяина. Данные о развитии мутантов вируса могут частично объяснить его персистенцию у инфицированного животного. Существенным является и присутствие в большинстве инфицированных клеток латентной провирусной ДНК. Вирусная репликация на время (до благоприятных условий) может блокироваться. Таким образом, зараженная овца обычно несет в себе более одного штамма вируса и способна к реинфекции штаммов, к которому ее имунная система несенси-билизирована.

Болезнь прогрессирует медленно. Известно, что вирус персистирует в организме инфицированных овец 8 и более лет, вызывает поражения в ЦНС или легких, которые могут приводить к развитию симптомов, или они так и не развиваются в течение жизни животного. При экспериментальном заражении вирусом маэди обычно необходимо 2—4 года, прежде чем могут быть обнаружены макроскопические поражения в легких, но в течение этого периода происходят изменения, обнаруживаемые при микроскопическом исследовании, а также постепенно увеличивается масса легких.

Роль AT в патогенезе инфекции неясна. При экспериментальном инфицировании овец вирусом висна-маэди через несколько недель AT могут быть обнаружены в сыворотке крови непрямым методом РИФ или РСК. Вирусспецифическая стимуляция лимфоцитов выявляется через 2—7 недель, а КСА обнаруживаются в период от 7 недель до 3 месяцев после заражения, ВНА выявляются позднее. Серьезные поражения легких и мозга, проявляющиеся клиническими симптомами болезни, могут наблюдаться как при высоком титре AT в сыворотке, так и в отсутствие AT. Отличительной особенностью болезни является персистенция возбудителя, несмотря на ранний иммунный ответ, в противоположность другим инфекциям наблюдается не только персистенция возбудителя, но и прогрессирование болезни, а присутствие AT говорит скорее о том, что животное остается инфицированным, а не о том, что оно выздоровело и приобрело невосприимчивость. Из лейкоцитарной массы крови вирус выделяют при наличии в сыворотке крови специфических AT, в том числе ВНА. Высказано предложение, что лимфоциты являются не только носителями вируса, но и местом, где он репродуцируется. Как отмечалось, вирус присутствует во многих тканях, однако характерные гистопатологичес-кие изменения локализуются в тканях мозга при висне и в легких при маэди, что говорит об особенностях взаимодействия системы вирус — клетка. При висне вирус с большим успехом может быть выделен из сосудистого сплетения, чем из других тканей. Тяжесть гистопатологических изменений не зависит от длительности инкубационного периода и возраста хозяина. Работами ряда авторов было показано, что патология при висне скорее опосредована иммунопатологией и не является результатом прямого ЦПД вируса. Изменения усиливаются у инфицированных животных после введения инактивированной вакцины с адъювантом Фрейнда, а введение иммуносу-прессоров (антисыворотки против тимоцитов овцы и циклофосфамида) в большинстве случаев предотвращало развитие гистопатологии. Демиелинизация при висне может быть результатом воздействия на поверхность инфицированных клеток глии комплекса антиген — антитело или иммунопатологическим процессом того же типа, что наблюдается при экспериментальном аллергическом энцефаломиелите. Высказано также предположение, что патология при висне возникает в результате воздействия клеточного иммунитета на АГ измененные клетки хозяина.

D. Griffin et al. показали, что при экспериментальной инфекции висны наблюдается вирусоспецифический клеточный иммунитет, но он непродолжителен и через несколько недель после инфицирования снижается. Полученные экспериментальные данные позволяют считать, что у овец, инфицированных вирусом висны, развивается ранний иммунный ответ, подобный иммунному ответу при острых вирусных инфекциях, но элиминация вируса не происходит, и он персистирует в присутствии гуморального и клеточного иммунного ответа. Обычно вирус в тканях обнаруживается в невысоких титрах, что говорит о медленной его репликации. Механизм персис-тенции вируса неясен. G. Petursson и другие высказали предложение, что в основе персистенции вируса при наличии иммунного ответа хозяина лежит носительство лейкоцитами крови латентного вируса генома или провируса. А. Т. Haase и другие показали, что провирусная ДНК может быть обнаружена методом гибридизации в ядрах клеток сосудистого сплетения мозга ягнят.

Вирус, почкуясь от поверхности инфицированных клеток, приобретает оболочку, которая включает материал клеточной мембраны, обладающий антигенной специфичностью клетки-хозяина, что возможно, снижает эффективность воздействия иммунных механизмов на вирус. Возможно также, что вирус сам вызывает какую-то модификацию предшественников клеток, которые играют активную роль в иммунном ответе животных. Последнее приводит к формированию AT с низкой способностью к связыванию вируса и к его нейтрализации. В сыворотке и цереброспинальной жидкости здоровых овец были обнаружены факторы, ингибирующие вирус висны. Предполагают, что ингибирующие факторы, которые, возможно, являются лимфопротеинами, могут сдерживать распространение вируса в организме инфицированных овец. Вирус, хотя и относится к РНК-содержащим опухолевым, как правило, не является онкогенным для подопытных животных. Почти в каждом случае висны-маэди обнаруживается лим-фоидная пролиферация в легких и в ЦНС, а также лимфоидная гиперплазия лимфоузлов и селезенки. Общепринятая точка зрения — лимфоидная реакция представляет собой ответ на инфекцию и по своей природе не является злокачественной.

Морфология и химический состав. Вирус впервые выделен в 1957 г. Он относится к семейству Retroviridae, роду Lentivirus. Вирион гексагональной формы со стороной в 50 мм и общим диаметром от 90-100 до 107,5-123,3 нм, снаружи покрыт отростками длиной 8-10 нм. Вирион содержит электронно-плотный сферический нуклеоид диаметром около 80 нм, который содержит волокнистые структуры диаметром 2,5 нм, свернутые в нуклеокапсидную спираль диаметром 7—8 нм и шагом спирали в 5 нм. Нуклеид расположен эксцентрично и окружен двухслойной мембраной, внутренний слой толщиной в 1 нм более компактный, чем наружный. По морфологии вирус вис-ны-маэди напоминает С-тип онкорнавирусов. От последних имеются два основных отличия: нуклеокапсула висна-маэди формируется сразу при отделении от зараженных клеток; вирус висны-маэди теряет вторую мембрану. Особенностью вируса является способность образовывать стабильные связи с клетками хозяина, что обеспечивает его устойчивость. Иногда, помимо описанных выше, в культурах клеток встречаются более крупные частицы, которые предположительно рассматривают как Д-час-тицы. Агенты отличаются малыми размерами (15—40 нм), устойчивостью к теплу, ультразвуковому и ионизирующему облучению. Плавучая плотность вирионов в градиенте концентрации сахарозы равняется 1,148 г/см3.

Вирион содержит молекулу однонитевой РНК с мол. м. 3,5-106, константой седиментации 70S и общей длиной 9,3 мкм. Негативные молекулы состоят из нескольких ковалентно несвязанных фрагментов, которые в ходе упаковки в вирион принимают структуру кольца. Вирионная РНК содержит длинные (по 50—200 нуклеотидов) участки полиадениловой кислоты, В реакции конкурентной гибридизации РНК вирусы висны и маэди обладают взаимной способностью полностью конкурировать с ДНК, и в этой реакции они проявляют себя как гомологичные. Однако с РНК вируса прогрессирующей пневмонии овец (ППО) система гомологии первых двух вирусов достигла всего лишь 25 %. Изучение температурной стабильности гомологичных и гете-рологичных гибридов РНК-к-ДНК полностью подтвердили результаты конкурентной гибридизации. Вирус ППО, по-видимому, родствен вирусу висна, но не идентичен ему.

Изучены регуляторные гены вируса висны. Различают два варианта вируса висны-маэди. Штаммы маэди характеризуются высоким тропизмом к тканям легких и вызывают пневмонию овец, а штаммы висна с высоким тропизмом к нервной ткани вызывают энцефаломиелит. Однако эти различия не абсолютные. При секвенировании сегментов генов env (500 п. н.) и gag (3450 п. н.) у этих вариантов вируса найдено небольшое различие нуклеотидных последовательностей (7—8 % в гене env и 6 % в gag). Вирус висны-маэди содержит 4 основных белка — gpl35, рЗО, р16, р14 и белок rev. Суммарная мол. м. вирусных белков составляет 66-104, что соответствует 2/3 «кодирующей емкости» генома вируса.

Белок rev вируса висны напоминает белок ВИЧ типа 2 обезьян. Он не накапливается в ядре, а расположен в цитоплазме, не транспортируется к клеточной мембране и является ранним белком. На поздней стадии заражения (через 72 ч) остающийся белок rev упаковывается во внеклеточные частицы вируса висны. Зараженные клетки, экспрессирующие белок rev, морфологически изменяются через 24 ч так, что rev может изменять клеточный метаболизм. Белок rev трансактивирует экспрессию генов вируса, действуя на последовательность LTR и стабилизирует и-РНК вируса в цитоплазме. Помимо того, данный белок в мембранах зараженной клетки может проявлять свойства передающих белков, подобного белку Net у ВИЧ. В составе вирионов висны выявлена РНК-зависимая ДНК-полимераза (обратная транскриптаза). С использованием методов аффинной хроматографии, сдвига ЭФ-подвижности и дрожжевой 2-гибридной системы показано, что белок Tat(I) вируса висны (ВВ) специфически взаимодействует с клеточными факторами транскрипции Fos (II) и Jun (III) транскрипции ТВР (IV). За взаимодействие с П и Ш отвечает а-спиральный домен 1 (остатки 34—69), а за взаимодействие с IV-N-концевой домен активации I (остатки 1—38). Для взаимодействия с I важны домены bZIP U и III. Мутации в основной области этих доменов устраняют связывание с 1 in vitro. I может взаимодействовать с ко-валентно сшитыми димерами II-III. Эти данные показали, что I BB нацеливается на сайты АР-1 в вирусном промоторе по такому же механизму связывания с основным доменом димера bZIP, как и в случае взаимодействия белка Tax вируса Т-клеточного лейкоза человека типа 1 с клеточным фактором транскрипции CREB. Ассоциация I с П-Ш сближает 1 с ТАТА-блоком, где домен активации I взаимодействует с IV и активирует транскрипцию ВВ.

Вирус реплицируется в цитоплазме клеток хозяина и почкуется при выходе через клеточные мембраны. Он покрыт оболочкой, которая участвует в механизме интеграции с геном клетки. С использованием метода гибридизации в настоящее время проводят анализ синтеза вирусных нуклеиновых кислот в отдельных клетках культуры ткани. При репликации всех ретровирусов часто наблюдается рекомбинация, что увеличивает генетическую вариабельность ретровирусной популяции и обеспечивает эволюцию вируса. Овечий вирус маэди-висна обладает высоковариабельным геном оболочечного белка. В предварительных экспериментах инфицировали неклониро-ванным штаммов вируса маэди-висна 20 овец, от которых выделяли вирус через регулярные интервалы в течение 7 лет. Секвенирование оболочечных генов ряда выделенных штаммов продемонстрировало наличие рекомбинации, которая, как полагают, может обуславливать высокую частоту антигенных вариантов вируса маэди-висна.

Вирус висны чувствителен к эфиру, хлороформу, этанолу, фенолу, формальдегиду, трипсину и метаперйодату. Он полностью утрачивает инфекционность при 10 мин нагревании при 56 *С, в среде с рН 4,2, но устойчив к действию щелочных значений рН, ДНК-азы, РНК-азы. Вирус в 10 раз устойчивее к инактивируюшему действию УФ-лучей, чем, например, вирусы полиомиелита, простого герпеса и НБ. Выраженное ингибирующее действие на вирус оказывают тиосемикарбазаны.

Антигенная структура не изучена.

Антигенная вариабельность и родство. Возбудители висны-маэди в антигенном отношении родственны, однако в Исландии циркулируют 2 варианта вируса висна-маэди; штамм маэди с высоким тропизмом к легким — вызывает пневмонию овец, штаммы висны — с высоким тропизмом к ЦНС и являются возбудителями энцефаломиелита. Однако эти различия не абсолютны. Рестрикционный анализ не обнаружил вариаций РНК среди штаммов маэди и висны, но различие рестрикционных сайтов между штаммами висны и маэди достигало 50 %, образование генетических вариантов вирусов висна-маэди не является решающим для развития заболевания по крайней мере в случае висна. При инфицировании овец вирусом отмечают, что 10 % изолятов отличаются от типичного серотипа. При персистировании в организме хозяина вирус висны претерпевает АГ-мутации. Изменения связаны с геномной РНК. Этим можно объяснить, что виремия и выделение вируса в окружающую среду не прекращается, несмотря на длительно сохраняющийся высокий уровень содержания AT у инфицированного животного.

В культурах клеток, содержащих ВНА, наблюдают постоянную мутацию вируса. Мутанты с минимальными АГ-изменениями связывались в организме животного или культуре клеток с «ранней» сывороткой, а мутанты с большими изменениями — с «поздней» сывороткой, обладающей широким спектром ВНА вследствие длительного течения болезни. У инфицированного животного максимальная нейтрализующая активность AT отмечена при инкубировании в течение 48 ч при 4 °С. В цереброспинальной жидкости ВНА появляются позже. Клеточный иммунитет выявляют через 1 неделю. После заражения он исчезает через 6 недель. Вирус висна-маэди в клетках существует как провирус (вирусный геном связан с хромосомным аппаратом клетки хозяина). AT к ядерному протеину вируса появляются только у части инфицированных овец через 3—24 месяца, а к оболочечным гликопротеинам у 40—60 % Взрослых овец — через 1—6 месяцев. Референтным штаммом вируса является BR-151, выделенный от овцы с Zworgerziegte, культивируемый в клетках хориоидного сплетения.

Вирус висны найден в лейкоцитах крови, легких, различных лимфоидных органах и костном мозге. Весьма примечательно, что у части овец (около 14 %), несмотря на выделение вируса и выявление специфических AT, не развивалось клинически выраженное заболевание (латентная инфекция).

Вирус выделяется с молоком, выдыхаемым воздухом, фекалиями. Во время лактации до окота и после исскуственной индукции лактации гормонами в молозиве и молоке природно-инфицированной овцы и сероположительной по АГ висны-маэди обнаруживали инфицированные клетки. Вирус был выделен в 12 из 14 исследованных образцов молока. Продукция инфицированых клеток начиналась за 10 дней до окота и продолжалась в течение двух месяцев. Для профилактики рекомендуют при рождении отделять ягнят от их матерей и снабжать неинфицированным молозивом. Уже через 2—3 недели после заражения овец вирус висны обнаруживают в крови. В некоторых случаях его можно выделять в течение нескольких лет, несмотря на присутствие в крови высоких титров ВНА. Обнаружение вируса после заражения в селезенке, легких, лимфоузлах, хориоидном сплетении, почках, слюнных железах дает основание предполагать гематогенный путь его распространения в организме. Можно говорить о тропизме вируса висны к ретикулоэндотелиальной ткани, так как вирус всегда находят не только в селезенке и лимфоузлах, но и в лимфоцитах, и в макрофагах.

Антигенная активность. Заражения овец вирусом висна-маэди вызывает образование AT спустя различные сроки. По-видимому, они могут быть обнаружены на протяжении всей жизни животного. В экспериментах ВНА выявляют через 2—3 месяца после заражения, КСА — через 3—4 недели AT, выявляемые РИД, обнаруживаются на 2—8-й неделе. В стаде, насчитывающем свыше 50 % сероположительных по маэди взрослых овец, этим методом выявляют AT у ягнят 8-месячного возраста. Задолго до появления ВНА обнаруживают флюоресцирующие AT. С помощью реакции пассивной гемагглютинации некоторая активность AT определяется во фракции IgM, в то время как остальные AT были сконцентрированы во фракции IgG. В сыворотке ги-периммунизированных кроликов обнаруживали высокие титры AT с помощью реакции пассивной гемагглютинации, в более низких титрах определяли КСА и флуоресцирующие AT и не определяли ВНА. Позднее у овец были обнаружены и ПА против вируса висны, которые, как оказалось, появляются в сыворотке уже через 2—8 недель после заражения и находятся в ней, по крайней мере, 5,5 лет (срок наблюдения). ВНА появляются в сыворотке крови зараженных овец спустя 1,5—2 месяца, титр их достигает максимума через 2 года, а затем постепенно снижается, но не исчезает полностью. Невысокие титры AT могут быть обнаружены в спинномозговой жидкости.

РН с вирусом висны отличается большим своеобразием: процесс нейтрализации протекает замедленно и требует для своего осуществления около 48 ч инкубации при 4 °С, в то время как экспозиция смеси при 37 °С в течение 1—2 ч оказывается недостаточной. Указанные особенности взаимодействия вируса с AT (или некоторые из них) в системе in vitro являются отражением существующего своеобразия иммунитета при висне, что в большей степени обусловливается персистенцией инфекционного вируса в лимфоцитах и особенно в макрофагах. Недавно это положение было уточнено.

Авторы показали, что в культурах макрофагов вирус висны, инкубирующийся вместе с AT, фагоцитируется быстрее, при этом происходит раздевание вируса, но транскрипции вирусной РНК не происходит. Оказалось, что кинетика связывания AT с вирусом ниже кинетики связывания вируса с макрофагами. В подобных условиях пер-систенция вируса в организме может обеспечиваться распространением его от макрофага к макрофагу до его нейтрализации. Поражения при висне являются результатом иммунопатологии, о чем свидетельствует подавление клеточного иммунного ответа без подавления репродукции вируса в ЦНС. Вирус висны характеризируется иммуно-супрессирующим действием на организм зараженных овец, что не исключает синтеза иммуноглобулинов разных классов.

Экспериментальная инфекция. Болезнь воспроизводится после интрацеребрально-го, интрапульмонального, интратрахеального и интраназального введения вируса. При заражении вирусом висна-маэди беременных овцематок в амниотическую полость до 80-дневной суягности происходила резорбция плодов. Все новорожденные ягнята были серонегативными, но к 18-месячному возрасту стали серопозитивными. Во время субклинического периода у овец основным симптомом является увеличение числа клеток в спинномозговой жидкости, через 1—2 месяца после внутримозгового заражения. Эти сдвиги сопровождаются увеличением содержания у-глобулина в спинномозговой жидкости, крови и слюне. Обнаружение у части зараженных интрацеребрально овец, не проявлявших клинических симптомов, в мозговой ткани типичных для висны патогистологических изменений, прямо свидетельствует о способности вируса висны формировать и поддерживать в организме зараженных животных латентную инфекцию.

Считают, что инфекция овец вирусом висны-маэди является ценной модельной системой для анализа клеточного состава, индуцированного лентивирусами и ведущего к повреждению ткани. У зараженных внутритрахеально животных наблюдали лимфоцитарный альвеолит с содержанием СД4 и СД8 лимфоцитов. С использованием не-Т-тропного лентивируса — вируса маэди-висны (ВМВ) — и овец, истощенных по лимфоцитам CD4+, показано, что Т-клетки CD4+ требуются для заражения ВМВ макрофагов, но не дендритных клеток. Истощенные по клеткам CD4 овцы имеют значительно более низкий уровень зараженных ВМВ клеток в лимфатических узлах и эфферентной лимфе после заражения ВМВ дренируемой лимфатическим узлом области. Из-за отсутствия вируса и Т-клеток-помощников CD4+ специфичные для ВМВ иммунные ответы уменьшены. Обнаружены задержанная индукция предшественников цитотоксических Т-лимфоцитов, уменьшение специфичных ДЛ5_ВМВ пролидреративных ответов in vitro и задержка появления специфичных для ВМВ антител. Исчерпание Т-клеток CD4+ не влияет на установление в лимфе дендритных клеток, мигрирующих из места заражения в коже к лимфатическому узлу.

Молекулярный механизм персистенции вируса висны в организме зараженного животного контролируется путем ограничения транскрипции в клетке внехромосом-ной ДНК. Именно блокадой генов на уровне транскрипции объясняются низкие титры вируса висны у овец, в организме которых поддерживается процесс персистенции. По-видимому, в генезе этой медленной вирусной инфекции участвуют различные механизмы. К их числу следует отнести, кроме того, АГ дрейф.

Культивирование. Культивирование вируса висны может проводиться на естественно восприимчивых овцах путем интрацеребральной инокуляции суспензии мозга, а вируса маэди — путем введения вируссодержащего материала (главным образом суспензии тканей легкого) интратрахеально, интрапульмонально и внутривенно. К вирусу висны-маэди чувствительны культуры клеток селезенки, сердца, мозжечка, тестикул, надпочечников, почек овец, сосудистого сплетения телят, а также перевиваемые культуры клеток трахеи эмбриона телят, быка и почки свиньи. Ни в одной из культур клеток мышей вирус висны не вызывает острой формы инфекционного процесса и для определения его репродукции в качестве индикатора систем используют культуры клеток овец. Клетки хомячков, напротив, оказались весьма чувствительными и в них развивалось четкое ЦПД вируса. Для продуктивного заражения клеток вирусом висны необходим функциональный ген rev. Для изучения распределения рецепторов вируса маэди-висны (ВМВ) использованы метод слияния клеток при совместном выращивании и методы ПЦР для обнаружения продуктов обратной транскрипции ВМВ. Рецепторы ВМВ присутствуют на линиях клеток человека, обезьян, мышей, цыплят, перепелок, хомяков и овец. По распределению рецепторов ВМВ более похож на амфотропные ретровирусы типа С, чем на другие лентивирусы. Клетки яичников (СНО) и легких (V79 TOR) хомяка не экспрессируют функциональные рецепторы ВМВ. С использованием гибридов соматических клеток показано, что у мышей ген рецептора ВМВ расположен в хромосомах 2 или 4. Следовательно, MHC-I и CXCR4 не могут являться рецепторами ВМВ.

Через 3 ч после заражения с высокой множественностью культур клеток BSC-1, Vero, MK2, CV1 и мышиных нейронов наступает слияние клеток, а через 8 ч клеточный пласт полностью разрушается. Репродукция вируса при этом не происходит или она может быть незначительной. Слияние клеток может наблюдаться и без разрушения клеточного пласта при непродуктивной инфекции, как это наблюдали, например, при заражении вирусом висны культуры мышиных нейронов. Длительное культивирование вируса висны в культуре клеток эритроцитов человека также приводит к его модификации. Предполагают, что это происходит путем селекции под воздействием условий культивирования. Вирус обладает способностью изменять клеточные мембраны, что приводит к слиянию клеток и образованию гигантского симпласта, содержащего группы ядер.

В большинстве случаев инфекция приводит к полному разрушению клеточного монослоя. Быстро реплицирующие штаммы вируса висны раньше всего выявляются в зараженных клеточных культурах с помощью идентификации фокусов вирусной репликации in situ (через 2 дня после заражения). С помощью стандартного ИФА на плашках вирус выявляется в культуральной жидкости через 6 дней после заражения. При заражении культуры клеток быстро реплицирующими штаммами обнаружение фокусов вирусной репликации на слюдинках или покровных стеклах происходит через 6 дней после заражения. При культивировании адаптированного к культуре клеток штамма вновь образованный вирус обнаруживается после латентного периода продолжительностью 16—20 ч; в течение следующих 16 ч титр вируса быстро возрастает. Репродукция его продолжается до 96—120 ч пока не наступит полная дегенерация монослоя.

Пассируемый в культурах клеток вирус сохраняет способность вызывать инфекцию у овец после интрацеребрального и интрапульмонального введения. Подобно другим ретровирусам типа С вирус висны-маэди почкуется от плазменных мембран инфицированных клеток. Морфологически почка характеризуется электронно-плотной внутренней структурой в форме полумесяца. Диаметр почкующихся частиц составляет приблизительно 100—120 нм. По мере созревания почки выступают в межклеточное пространство. Это наблюдается даже в тех случаях, когда вирус в клетке размножается, образуются также однородные, преломляющие свет веретенообразные клетки. В системе in vitro подробно изучены комплексы рибонуклеопро-теидов (РНП) вируса висны, которые выделяли из инфицированных клеток хориоидного сплетения. Выделенные РНП были инфекционны для клеток хориоидного сплетения с выраженным цитопатогенным эффектом и продукцией инфекционных частиц вируса.

Общим для всех клеточных культур является стимуляция репродукции вируса вис-ны в условиях поддерживающей среды. Репродукция инфекционного вируса, как правило, происходит в небольшой части культуры, и после гибели этих клеток нередко в системе формируется персистентная инфекция с очень незначительным выходом в питательную среду инфекционного вируса. Вирус Маэди-висна (ВМ-В) вызывает у овец энцефалиты, пневмонию и артрит. При репликации in vitro ВМ-В обладает цитопатической активностью, образуя синтиций и лизис клеток. ВМ-В вызывает при репликации in vitro гибель клеток сплетения сосудов глаза (SCPC), механизм которой связан с апоптозом. Изучено вовлечение каспаз при острой инъекции ВМ-В in vitro и in situ. Благодаря использованию специфических пар субстратов и ингибиторов каспаз, показано, что в течение инфекции SCPC ВМ-В in vitro существуют два основные пути активации каспаз: природные и несвойственные. Выявлена активация каспаз 9 и 8, а также активность каспазы-3.

Ингибиторы активности, подобной каспазе-3, Z-DEVD-FMK. и широкого спектра ингибиторов каспаз — Z-VAD-FMK. — угнетают лизис клеток, вызванный каспазами-9, -8 и -3. Оба необратимых ингибитора каспаз — Z-DEVD-FMK - и Z-VAD-FMK уменьшают вызванный ВМ-В лизис клеток и репликацию вируса. На протяжении инфекции SCPC ВМ-В in vitro клетки положительно окрашиваются FITC-VAD-FMK: пробой, специфически окрашивающей клетки, содержащие активные каспа-зы. Таким образом, гибель клеток под действием ВМ-В строго зависит от активных каспаз. Структурные гликопротеины оболочечных вирусов играют критическую роль в инфекционности и репродукции вирусов. Трехмерные структуры (шпильки) служат мостиком между вирусной и клеточной мембраной при их слиянии. Вирус визна, возбудитель энцефалита, пневмонии и артрита у овец, стал моделью для изучения механизмов этого процесса.

ГА - и ГАд свойства не установлены.

В Индии описана гистопатология маэди в легких больных коз и выделен вирус из гомогенатов легких. Серологические исследования на висну-маэди среди коз были положительными в ФРГ и Норвегии. Отсутствуют прямые доказательства патогенно-сти вируса для человека и КРС, но вирус размножается в культурах клеток этих видов. В 1994 г. в Финляндии проводилось обследование на антител в 12 931 образце сывороток годовалых овец из 545 стад. Обнаружено 8 серопозитивных стад. Возможно, что инфекция была импортирована из Швеции 1981 г. Первичная инфекция стада была в 1995 г., в котором 77 овец были серопозитивны, но клинически здоровы, кроме одного животного. Вторичное инспекционное стадо (77 % серопозитивных овец) было убито в 1994 г., но животные имели респираторные проблемы и в легких трех овей выявлялись типичные для ВМ повреждения. Семь (24 %) из контактных стад имели инфекцию и 1—2 серопозитивных овцы. Результаты показывают, что начальное распространение ВМ может быть незаметным до обнаружения инфекции при осмотре или при ее клинических проявлениях.

Висна-маэди является, в основном, заболеванием овец, но имеются сведения о заболевании коз. Вирус выделяли из легких заболевших коз в Индии и ФРГ. Серологическое доказательство наличия заболевания у коз" получено в Норвегии и Франции. При культивировании клеток сосудистого сплетения коз с симптомами висны выделен вирус, при ЭМ морфологически не отличимый от вируса висны овец. Мол. М. РНК обоих вирусов была идентичной.

Источники и пути заражения. Источником инфекции служат инфицированные животные как с клиническими проявлениями болезни, так и на стадии инкубации. Считают, однако, что во время инкубационного периода инфицированные овцы нечасто являются источником вируса для окружающих здоровых овец, исключение представляет ситуация, когда инфицированные овцематки заражают ягнят. В условиях пастбищного содержания контагиозность маэди явно значительно ниже, даже в клинической стадии болезни; содержание овец в закрытых помещениях в зимнее время способствует распространению инфекции. Полагают, что в естественных условиях вирус маэди передается воздушно-капельным путем с инфицированным кормом, а входными воротами является респираторный тракт. Заболевание не отличается высокой заразительностью: случаи заражения наблюдают при совместном содержании больных и здоровых овец в закрытых помещениях, тогда как в пастбищных условиях случаи заражения редки. Ягнята от инфицированных самок могут заражаться при непосредственном контакте, с молозивом и молоком. Так, у овцематки, экспериментально инфицированной за 3 года до опыта, при 1-м окоте пораженных ягнят выявили в 9-месячном возрасте, при 2-м в 7—12-недельном возрасте. Таким образом, чем более длительный период инфицировано животное, тем большее количество вируса оно содержит и тем выше уровень заражения полученного приплода при совместном содержании.

Специфические для вируса висны-маэди AT присутствуют в молозиве серопози-тивных самок и выявляются у подсосных ягнят. В молозиве пораженных овец определено 4 класса иммуноглобулинов: IgGl, IgG2, IgA, IglOS и в сыворотке 3 класса — IgGl, IgG2, IgM. С молозивом и молоком ягнята получают пассивные AT до 2-месячного возраста. Через 12 недель после рождения AT у ягнят не обнаруживают. Собственные AT к вирусу висна-маэди появляются у ягнят с 12-месячного возраста. При проверке 310 овец из стад с 58—90 % серопозитивныху 120 выявлен острый клинический мастит. При маститных поражениях в молоке был изолирован вирус висны-маэди, который ассоциировал с лимфоцитами.

Особую опасность, как при многих других вирусных инфекциях, представляют бессимптомные формы висны. По данным экспериментальных исследований процент бессимптомных случаев висны достаточно высок. Так, G. F. Boer наблюдал у 86 % клинически выраженное заболевание у экспериментально зараженных овец. У 14 % зараженных животных этого не отмечалось, несмотря на выделение вируса и накопление AT. Недавно в Италии из хориоидного сплетения внешне здоровых овец был выделен вирус висны, на основании чего было сделано заключение о распространении этого вируса среди поголовья овец в этой стране. Свойственная болезни большая продолжительность предклинической стадии приводит к тому, что скрытые источники вируса длительное время присутствуют в стаде. К моменту выявления первых клинических случаев значительная часть поголовья может быть поражена возбудителем. Так, имеются сообщения, что примерно через 10 лет после заноса возбудителя овцы в стаде оставались клинически здоровыми, между тем как по результатам серологических исследований более половины поголовья было инфицировано.

Как оказалось, пол и возраст не оказывают прямого влияния на чувствительность к возбудителю инфекции. Ягнята, рожденные от инфицированных овцематок почти всегда инфицируются, но это объясняется не физиологически обусловленной возрастной чувствительностью, а тем, что ягнята действительно содержатся в тесном контакте с источником вируса. Так, серологическое обследование овец в Северной Дакоте (США) в РДП показало, что среди однолетних овец 23 % составляли инфицированные, тогда как среди 7-летних процент их достигал 80. Сходные результаты о преимущественном поражении старых овец получены при серологическом обследовании 3 неблагополучных стад в штате Айдахо, содержащих 2310 взрослых овец. Обнаружено 60 % серопозитивных среди однолетних и 83 % среди 7-летних овец. При серологическом обследовании овец неблагополучного по маэди хозяйства среди 2-летних обнаружено 7 % инфицированных, среди 3-летних — 50, 4-летних — 70, 5-летних — 82 и 7-летних — 100 %. В Великобритании в неблагополучных хозяйствах среди ягнят до 1 года обнаружено 10 % серопозитивных, у 2—5-летних овец — 70 %. Эти наблюдения доказывают, что инфицирование происходит при совместном содержании инфицированных и неинфицированных взрослых овец, и чем длиннее срок совместного содержания, тем выше уровень заражения.

Ограниченная информация имеется о возможном участии генетических факторов в определении чувствительности к возбудителю. W. Gates и другие исследовали пораженность висны-маэди овец 6 пород в 3 стадах, где условия содержания животных и практика ведения хозяйства были примерно одинаковыми. Значительно более высокая пораженность (77 %) была обнаружена среди овец породы фан и значительно ниже (45 %) — среди пароды рамбулье. M. R.A. Light et al., изучавшие пораженность маэди овец разных пород, установили, что она неодинакова, и по возрастанию этого показателя их можно расположить в следующем порядке: гемпшир, рамбулье, Колумбия и шевиот. Известно, что с овцами каракульской породы возбудитель висны-маэди занесен в Исландию (1939 г.), однако болезнь не была обнаружена в том хозяйстве Германии, откуда поступили эти овцы. Во время эпизоотии в Исландии среди местных овец не было обнаружено резистентной к возбудителю линии, но позднее было выяснено, что наиболее резистентными являются гибриды, полученные при скрещивании овец исландской породы и баранов англо-шотландских бордер-лейстеров.

Высокая инцидентность наблюдалась у овец породы тексель. В некоторых племенных стадах в Голландии потери поголовья достигали 15 %, в связи с чем Великобритания прекратила импорт овец этой породы с 1976 г. Во Франции на фермах, где применялось промышленное скрещивание с овцами породы тексель, падеж от маэди составил 10 %. Исследования, проведенные в Шотландии и Нидерландах, показали, что вирус вертикальным путем потомству не передается. Передается ли вирус со спермой барана — неизвестно. Висна-маэди может передаваться при попадании в корм здоровым овцам фекалий от больных животных. К распространению болезни приводит содержание зараженных овец вместе со здоровыми даже в течение короткого периода. В Исландии поголовье стад от этой инфекции сокращается наиболее быстро, так как овцы большую часть года проводят в закрытых помещениях. Пути распространения инфекции изучены недостаточно, однако не вызывает сомнения факт инфицирования здоровых животных при совмесном содержании с больными как в естественных условиях, так и в условиях эксперимента. Р. А. Palsson считает весьма вероятным, что в естественных условиях болезнь распространяется воздушно-капельным путем. Экспериментально вирус передается также путем выпаивания здоровым овцам воды, загрязненной фекалиями больных овец. Непрямой путь распространения возбудителя инфекции через инфицированные предметы, вероятно, происходит нечасто, о чем свидетельствуют наблюдения, проведенные во время вспышки в Исландии, где через 1—2 недели после убоя инфицированного поголовья в те же помещения завозили здоровых животных из благополучных районов. Несмотря на то, что заключительную дезинфекцию часто не проводили, случаи болезни нового поголовья не регистрировали.

При изучении возможности участия в распространении возбудителя легочных гельминтов Muellerus capillaris и овечьей кровососки Melophagus ovinus получены отрицательные результаты. Не получено прямых доказательств существования переносчиков инфекции, но, учитывая тот факт, что вирус реплицируется в лимфоцитах и сохраняется в них как провирус, считается возможным участие членистоногих в эпизоотическом процессе. Механическим средством распространения вируса могут служить необработанные иглы при проведении массовых инъекций и отбора проб в неблагополучных стадах. Ягнята заражаются от овцематок при совместном содержании, угроза заражения увеличивается при осложненных окотах; вирус передается также через молозиво и молоко. Имеются сообщения о выделении вируса из молока больных овец. AT, получаемые с молозивом от больных овец, не оказывают защитного действия. Распространение возбудителя через сперму не доказано, хотя считают, что источником возбудителя во время вспышки в Исландии и Норвегии были бараны. Попытки произвести трансплацентарную передачу инфекции в Исландии и Нидерландах были безуспешными; в ФРГ, однако, вирус был выделен от 3 ягнят, полученных при кесаревом сечении зараженных овец и содержащихся в изоляции в течение 8—9 месяцев.

Профилактика и меры борьбы. Специфические средства профилактики болезни отсутствуют, и надо считать маловероятной возможность создания вакцины в ближайшем будущем; нет специфических средств лечения. Основные профилактические мероприятия — предупреждение заноса возбудителя инфекции с инфицированными овцами в пред клинической стадии болезни. Ввиду длительности инкубационного периода первые признаки болезни у таких животных могут быть обнаружены через несколько лет после поступления в стадо. За время скрытого вирусоносительства инфекция может распространиться на значительную часть поголовья. В идеале, чтобы предупредить занос возбудителя в хозяйство, необходимо пополнять поголовье только из тех стад, в которых в течение последних нескольких лет не было зарегистрировано клинических случаев висны-маэди, не выявлены серопозитивные животные и не было поступления новых овец. Многие страны, импортирующие племенных овец, требуют серологического подтверждения благополучия по висны-маэди, экспортирующих хозяйств страны-поставщика. Великобритания в целях предупреждения ввоза в страну пораженных животных ввела с 1979 г. новые карантинные требования к импортируемому поголовью. Импорт овец разрешен только из хозяйств, где клинические случаи болезни не регистрировались в течение последних 3 лет и получены отрицательные результаты у 100 % поголовья.

Возможности борьбы с болезнью после заноса возбудителя весьма ограничены. Если в стаде обнаружены клинические случаи болезни, потери можно уменьшить, снизив возрастной предел содержащихся в стаде овец, т. е. выбраковывать 4—5-летних овец, у которых с большей частотой регистрируются клинически симптомы болезни. С уменьшением числа больных овец уменьшается угроза инфицирования здорового поголовья, так как наиболее опасными источниками возбудителя инфекции являются больные животные. Подобная программа укорачивает продуктивный период жизни овец, однако принятая в Швеции с середины 70-х годов, принесла определенные положительные результаты: частота клинических случаев болезни стала незначительной. В Норвегии на неблагополучные хозяйства накладывают ограничения: запрещают продавать овец и экспонировать их на выставках, не позволяют выпасать животных на общих пастбищах, вступать в экономические связи с другими фермами. Владельцам рекомендуют проводить выбраковку серопозитивных овец. Как оказалось, некоторый успех в сдерживании инфекции в стране достигнут к 1970 г.

В Нидерландах экспериментально апробирована следующая схема: серологическое обследование поголовья с интервалом в 6 месяцев, убой животных с клиническими проявлениями болезни, серопозитивных и их потомства. Схема с успехом применяется на практике. Так, до проведения мероприятий при серологическом обследовании животных в 16 хозяйствах ИФА было выявлено 25,4 % положительно реагирующих; после выбраковки животных через 6 месяцев AT обнаружены лишь у 11,7 %, а через 12 месяцев — у 3 % поголовья. По мнению G. F. de Boer, в неблагополучном стаде довольно быстро можно создать ядро для формирования нового стада из свободных от возбудителя животных. Для этого необходимо изолировать ягнят от инфицированных овцематок. Чтобы уменьшить риск инфицирования, ягнят необходимо изолировать немедленно после окота.

В сезон окота 1979 г. были проведены полевые испытания по изучению практической пригодности и эффективности метода. Ягнят отделяли от овцематок при окоте, им не давали ни молока, ни молозива овец, а вскармливали молозивом и молоком КРС. Мероприятия проведены на 12 фермах. Полученные результаты позволили сделать вывод, что искусственное вскармливание ягнят является эффективным методом борьбы с инфекцией. При искусственном вскармливании в возрасте 6 месяцев AT к вирусу обнаружены у 0,5 % Ягнят по сравнению с 30 %, выявленными среди ягнят в отарах, где практикуется совместное содержание с матками. Во Франции ветеринарной службой разработана программа борьбы, согласно которой в племенных хозяйствах все поголовье проверяют серологически на пораженность маэди одновременно с исследованиями на бруцеллез; положительно реагирующих выбраковывают, ягнят от серопозитивных овцематок изолируют сразу после рождения.

Аналогичные программы борьбы с инфекцией проводятся в США, Дании, Великобритании. В Великобритании, в частности, первичное серологическое исследование поголовья делают за счет владельца хозяйства, от которого требуется сбор образцов крови от овец старше 9 месяцев. Последующие исследования проводят за счет государства. Серопозитивных овец выбраковывают и отправляют на убой. Потомство до 2-летнего возраста от овцематок, положительно реагирующих в РДП, также отправляют на убой или содержат отдельно от других овец и коз. С интервалом в 6—9 месяцев от изолированных овец берут пробы сывороток для исследования, пока все животные от каждого сезона достигнут возраста трех лет и будут иметь 3 последовательных отрицательных результата исследования.

Радикальная программа искоренения болезни была осуществлена в Исландии. В неблагополучных районах страны было убито все поголовье овец. Программа оказалась весьма эффективной, но потребовала больших усилий и экономических затрат. Когда она проводилась, еще не были известны надежные методы прижизненной диагностики болезни. В настоящее время, в принципе, может быть избрана одна из двух схем борьбы.

Периодическое серологическое исследование с выбраковкой положительно реагирующих может быть эффективным только в тех случаях, когда процент пораженных в стаде невелик. Считают, что стадо может быть санировано, если поражено не более 30 % поголовья. Метод отъема и изолированного содержания ягнят не позволяет создавать неинфицированное ядро будущей отары, независимо от исходной пораженное™ хозяйства. Этому методу должно быть отдано предпочтение при проведении мероприятий в племенных хозяйствах, когда необходимо сохранить ценный генетический материал. Анализировали роль цитокинов в развитии хронического воспаления при заражении овец ретровирусом маэди-висна. В альвеолярных макрофагах зараженных овец выявили повышение уровня мРНК ГМ-КСФ, ИЛ-6, ИЛ-Ю и трансформирующего ростового фактора бета. Только уровень мРНК ГМ-КСФ коррелировал с наличием гистологических изменений в легких инфицированных животных. In vitro добавление 0,1—10 нг/мл ГМ-КСФ в культуру моноцитарных макрофагов овец за 1 день до их заражения вирусом приводило через 7 дней к значительной репликации вируса в клетках. При использовании 10 нг/мл ГМ-КСФ пик репликации был на 7- и 14-й день экспозиции с ГМ-КСФ. В концентрации 0,1 — 100 нг/мл ГМ-КСФ дозозависимо повышал уровень вирусной ДНК в зараженных моноцитарных макрофагах. Делают вывод о роли ГМ-КСФ в патогенезе лимфоидной интерсти-циальной пневмонии при заражении вирусом маэди-висна. С целью оценки роли СД8+Т клеток в индуцировании и подавлении первичной фазы лентивирусной инфекции использовали лентивирус ВМ, не обладающий тропизмом к Т-клеткам. для исследования начальной стадии патогенеза иммунных реакций у овец с истощением in vivo популяции СД8+клеток. Процесс истощения СД8-клеток в крови и выносящей лимфе овец осуществляли в течение 14 дней.

Не отмечено различий в репликации вируса ВМ при исследовании истощенной лимфы и лимфотических узлов этих овец. Более того, у этих животных установлена нормальная индукция предшественников цитотоксических Т-лимфоцитов (п ЦТЛ), тогда как вирусоспецифическая пролиферативная реакция была снижена. Это могло быть связано либо с сохранением части субпопуляции функциональных СД8+лим-фоцитов у этих животных, что подтверждалось появлением п ЦТЛ, Либо с выполнением СД+ клетками функций, не связанных с подавлением первичного этапа инфекции.


Висна-Маэди - 5.0 out of 5 based on 1 vote

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить