Алеутская болезнь норок

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

[Morbus Aleutica lutreolarum (лат.); Aleutian disease of mink (англ.); Aieutenkrankheit der Nerze (нем.)]

Алеутская болезнь (вирусный плазмоцитоз норок, АБН) — контагиозная, медленно развивающаяся инфекционная болезнь, характеризующаяся распространенной плазмоклеточной пролиферацией (плазмоцитозом), гипергамма-глобулинемией, явлениями геморрагического диатеза, артериитом, гепатитом, анемией и прогрессирующим истощением зверей; это иммунологическая болезнь норок, возникающая всед-ствие персистентной вирусной инфекции. Для АБН свойственно медленное неизбежное прогрессирующее развитие с летальным исходом в течение 2—24 месяцев. Инкубационный период колеблется от 30 дней до 2 лет.

Впервые АБН описали Хартзауг и Горем в Северной Америке в 1956 г. Авторы наблюдали ее с 1946 г. у норок алеутской мутации вскоре после ее выведения. 1962 г. Не зависимо друг от друга Картсэд и Придхем, Рассел, Траутвейн и Гембольдт успешно воспроизвели АБН как тканевой суспензией, так и ультрафильтратом из органов больных зверей. Этими опытами было доказано, что этиологический фактор АБН — вирус. Возбудитель АБН до сих пор изучен слабо.

В последующие годы болезнь диагностировали в Великобритании, ГДР, Дании, Голландии, Скандинавских и других странах. Ее обнаружили также в некоторых зверосовхозах нашей страны, куда болезнь завезена с импортными цветными норками. Высокая восприимчивость норок к болезни и устойчивость возбудителя во внешней среде, а также завоз зверей в разведенческих целях обусловили быстрое распространение болезни во всех странах, где занимаются разведением норок. Болезнь причиняет колоссальный экономический ущерб зверосовхозам в связи с высокой смертностью (70—80 %), Ухудшением качества пушнины, снижением плодовитости самок, повышенной стерильностью самцов и падежом молодняка. Превалентность (процент серопозитивных норок) АБН на отдельных фермах Нидерландов превышала 75 %, Канады — 90, Дании — 40 %. По йодно-агглютинационному тесту (ЙАТ) в Норвегии было выявлено 17 % положительно реагирующих норок, в США — 75 %. В РФ АБН встречается повсеместно, поражая в отдельных хозяйствах до 34—52 % Поголовья.

Клинические признаки и патологоанатомические изменения. АБН протекает остро, подостро, хронически (чаще) и латентно. Звери заболевают, главным образом, в августе. Вторую волну заболевания отмечают в мае и июне. Инфекция обычно затягивается на многие годы, имея склонность к энзоотическому течению. Сначала регистрируют спорадические случаи среди алеутских и сапфировых норок. У больных животных угасают воспроизводительные функции. У большинства зверьков первым признаком заболевания служит снижение прироста массы, апатия, исхудание, хотя аппетит может сохраняться; в фекалиях появляются непереваренные частицы корма. Далее отмечается вялость, угнетение, повышение температуры тела. В прогрессирующей стадии болезни могут возникать кровотечения из ротовой и носовой полостей, признаки вторичных или смешанных инфекций. В кале появляется кровь, или каловые массы становятся дегтеобразными (понос); могут развиваться явления анемии, менингита (нарушение равновесия, координации, вращение туловища, искривление шеи и т. д.), парезы и параличи. Болезнь заканчивается кахексией и гибелью зверей в коматозном состоянии. У беременных самок могут наблюдаться аборты, мертво-рождения или рождение нежизнеспособных щенят. Биохимические и морфологические исследования крови свидетельствуют о диспротеинемии, гипергаммаглобулинемии и соответственно гипоальбуминемии, а также тромбоцитопении и у сильно пораженных норок об уменшении клеточного объема крови. Наряду с протеинуриеи (белок Бенс-Джонса и др.) в моче появляются кровь и билирубин. Для АБН характерны пожизненная виремия, системная пролиферация лимфоидных клеток и генерализованный плазмоцитоз, сильно выраженная гипергаммаглобулинемия, гломерулонефрит, артериит и гепатит.

При вскрытии наблюдается генерализованное опухание лимфоузлов тела и органов, увеличение селезенки, печени и почек. Лимфоузлы увеличены, поверхность разреза серо-белого или серо-коричневого цвета, влажная. Почки увеличены, набухшие, бледно-коричневого цвета. Внешний вид их пестрый, корковый слой усеян множественными серо-белыми милиарными очажками и петехиальными кровоизлияниями. В хронических случаях почки могут быть сморщенными. Печень увеличена, полнокровна. Иногда при диффузном ожирении она приобретает мускатный рисунок. Селезенка увеличена, с признаками гиперплазии. В желудке, так же как на слизистой ротовой полости, видны мелкие кровоточащие эрозии, в содержимом кишечника — кровь. Слизистые оболочки бледны. В результате хронического течения болезни трупы истощены, с признаками кахексии.

Важное значение в течении и исходе болезни имеют поражения почек, характеризующиеся, в основном, прогрессирующим склеротическим гломерулонефритом. Гистологические изменения характерны, они выражаются системной генерализованной плазмоцитарной гиперплазией с доброкачественной тенденцией к преимущественному образованию зрелых плазматических клеток в органах, богатых ретикулоэн-дотелиальной тканью. В раннюю стадию болезни в костном мозге, в почках, печени, селезенке и лимфоузлах заметны отдельные плазмоцитарные инфильтраты, затем они становятся генерализованными. Поражаются все кроветворные органы. Развивается прогрессирующий пролиферативный и склерозирующий гломерулонефрит, характеризующийся клеточной пролиферацией и утолщением мезенхимы вследствие отложения, как и в стенках сосудов других органов, аморфного ШИК-положительного материала. В печени наблюдают также пролиферацию и расширение желчных протоков. Кроме неспецифических изменений, в головном мозге, клетках Пуркинье и клетках аппарата Гольджи, а также в эпителии почечных канальцев встречаются нежные ШИК-положительные цитоплазматические, а в головном мозге — базофильные внутриядерные включения.

В патогенезе АБН сочетаются элементы онкологии, вирусологии, генетики, иммунологии и ревматологии, так как выявлено большое сходство в патологии алеутской болезни с ревматоидными болезнями человека. Первичный инфекционный цикл начинается после внедрения вируса в организм. Во многом он соответствует общепринятому пониманию патогенеза обычных вирусных болезней: вирус стимулирует пролиферацию плазматических клеток, которые вырабатывают AT, вступающие с ним в реакцию; так в организме образуется иммунный комплекс АГ-АТ. Но отличие патогенеза АБН состоит том, что первичный цикл, однажды начавшись, будет продолжаться до конца жизни больной норки из-за неспособности сформировавшихся AT нейтрализовать внедрившийся вирус. Таким образом, препятствий для репликации вируса нет, происходит персистенция вируса и непрекращающееся формирование иммунных комплексов. Вирус АБН циркулирует в организме иммунных больных норок в комплексе с сывороточными иммуноглобулинами. В состав комплекса входит и комплемент — 3 (С-3). Инфекционность вируса, находящегося в составе иммунного комплекса, не нейтрализуется, поэтому данный комплекс иногда называют инфекционным. Помимо комплексов, вирус-АТ в организме норок, очевидно, формируются комплексы другого рода, в состав которых входят ДНК и AT к ДНК, денатурированные белки и AT к ним. У всех норок обнаружены AT к ядерным АГ. В патогенезе болезни определенную роль играют ДНК и AT к ней. Вопрос о происхождении ДНК (вируса или хозяина) не решен. Аналогичное одновременное существование вируса и AT выявлено при болезни висна, лейкозе птиц, африканской чуме свиней, ИНАН лошадей и других медленных инфекциях животных и человека.

Вторичный аутоиммунный цикл начинается с момента повреждения лизосом вследствие захватывания клетками РЭС большого количества иммунных комплексов. Лизосомные энзимы, высвобождаясь, денатурируют белки цитоплазмы клеток РЭС и делают их аутоАГ. Последние стимулируют дальнейшую пролиферацию плазматических клеток. К аутоАГ вырабатываются аутоАТ. Следовательно, вторичный инфекционный цикл характеризуется образованием АГ из денатурированных тканей хозяина, дополнительной стимуляцией плазмоклеточной пролиферации (плазмоци-тоз), формированием AT к аутоАГ, образованием новых иммунных комплексов (аутоАГ-аутоАТ). Как первичный, так и вторичный циклы патогенеза неотделимы друг от друга и обусловливают прогрессирующее развитие болезни с неизбежным летальным исходом.

Патогенез патологических процессов при АБН состоит в следующем.

Плазмоцитоз — это системная (распространенная) пролиферация плазматических клеток, причем плазмоклеточная пролиферация происходит как в обычных участках — лимфоузлах, костном мозге, так и в печени (в портальной зоне) и почках; у тяжелобольных норок периваскулярные плазмоклеточные инфильтраты можно найти в любом органе или ткани. Предполагается, что вирус или непосредственно стимулирует определенные предшественники плазматических клеток, или блокирует локусы, регулирующие скорость пролиферации.

Гипергаммаглобулинемия (гаммапатия) — вслед за нарастанием интенсивности плазмоцитоза повышается уровень гаммаглобулина (Ig) в сыворотке крови больных норок, причем особенно быстро в течение 8-недельного периода. Иммуноглобулины, встречающиеся у норок, представлены тремя основными химическими классами — IgG, IgA и IgM. Причем IgG могут состоять из двух разновидностей. Гельфильтраци-ей через сефадекс G-200 обнаружены Ig у2а, у2Ь, у2с, у и уА, Знание классов и подклассов Ig при АБН помогает лучше понять патогенез болезни и характер плазмокле-точной пролиферации. Гипергаммаглобулинемия происходит за счет сверхпродукции IgG, специфического для АГ вируса АБН. Уровень гаммаглобулина составляет 34—48 % от общего сывороточного белка {в норме до заражения он колеблется от 5 до 20 %).Гипергаммаглобулинемия возникает в ответ не на любое антигенное раздражение, а лишь на введение инфицированного вирусом АБН материала.

Согласно существующей гипотезе, персистенция вируса у больных норок объясняется тем, что макрофаги в процессе фагоцитирования иммунных комплексов реактивируют вирус и тем самым способствуют его размножению в фагоцитирующих клетках. Отсюда вирус поступает в циркуляцию, соединяется с гуморальными AT, снова образуя иммунные комплексы, которые также будут затем захвачены макрофагами. Эту гипотезу подтверждает отсутствие нейтрализующей активности AT. Из гистологических изменений при АБН более характерен плазмацитоз — системная пролиферация плазматических клеток. Плазмоклеточная пролиферация происходит в лимфоузлах, костном мозге, печени (в портальной зоне), почках. У тяжелобольных норок периваскулярные плазмоклеточные инфильтраты можно найти в любом органе или ткани. Каждая плазматическая клетка способна образовывать один или, возможно, два типа специфических AT, которые могут относиться к любому классу иммуноглобулинов. Через 7 дней после заражения основное количество AT представлено IgM, через 15 дней — IgM и IgG, а через 30 дней — только IgG. Гипергаммаглобунемия у норок негомогенна (не моноклональна) даже у животных одного генотипа. Преимущественное увеличение какой-нибудь одной разновидности указывает лишь на гиперплазию клеток ограниченного числа клонов, образующих иммуноглобулин.

Вирус АБН циркулирует в организме больных норок в связанном состоянии (комплексе) с сывороточными иммуноглобулинами. Несмотря на то, что вирус находится в составе иммунного комплекса, инфекционность его не нейтрализуется. Существование иммунного комплекса при АБН теперь общепризнано. Величина комплексов колеблется от 19S до размеров, достаточных для спонтанной преципитации. Аналитическим ультрацентрифугированием установлено, что комплексы характеризуются KaK22-25S.

В течении и исходе АБН важное значение имеет поражение почек, проявляющееся, в основном, прогрессирующим склерозирующим гломерулонефритом и обусловленное в определенной мере иммунологическими факторами. Гломерулонефрит характеризуется зернистыми отложениями Ig и комплемента на базальной мембране клубочковых капилляров и в мезангиуме и обусловлен формированием инфекционных комплексов вирус-антитело-комплемент.

Морфология и химический состав. Размер вирионов от 10 до 23 нм, капсид имеет форму икосаэдра. Вирус проходит через мембранные фильтры с порами в 50 нм и осаждается центрифугированием при 95000 g. По морфологии сходен с парвовирусами, содержит ДНК, капсид без оболочки. Плавучая плотность в CsCl 1,36+0,02 г/см3, а в градианте плотности сахарозы 1,21. ДНК, экстрагированная из селезенки больной норки, при введении здоровой вызывала типичную АБН. Вирус связан с ядрами клеток и различными органелами цитоплазмы, но после центрифугирования при 170000 или 100000 мин-1 обнаруживается в клеточном соке.

Вирус устойчив к формалину и высокой температуре, эфиру, дезоксихолату, протеазе, нуклеазе. Инфекционность не снижается и после обработки фреоном или эфиром. В необработанных тканях больных норок вирус более устойчив к неблагоприятным факторам вследствие стабилизирующего действия белковых примесей.

Антигенная активность. Положительная прямая реакция Кумбса у норок обусловлена персистенцией вируса и фагоцитированием комплексов АГ (вирус) — АТ-комплемент, оседающих на поверхности эритроцитов и клубочковых капилляров. В организме больных норок вирус находится в сыворотке крови, головном мозге, мезентериальных лимфоузлах, почках, селезенке, печени, слюнных железах и кишечнике. Он связан с клеточными ядрами и различными органеллами, в частности, с рибосомами. В тяжелой микросомной фракции обнаружены небольшие плотные тельца, сходные с вирусными частицами. Сыворотка крови, внутренние органы и моча инфекционны в течение всей жизни больных животных, несмотря на то, что вирус находится в составе иммунного комплекса. В клубочках почек аморфные эозинофильные отложения, содержащие глобулин и комплемент, также, вероятно, представляют комплекс АГ-АТ. Длительный инкубационный период, редкие случаи выздоровления, прогрессирование болезни свидетельствуют о размножении вируса в организме пораженных зверей с нарастанием инфекционного титра. Из организма вирус выделяется со слюной, мочой и фекалиями.

Экспериментальная инфекция. Воспроизводится у норок путем интраперитонеаль-ного введения сыворотки, а также ультрафильтратов из пораженных тканей норок. Особенно быстро вирус размножается в организме экспериментально зараженных алеутских норок. Инкубационный период у них колеблется от 30 дней до 2 лет (у норок других окрасок), а при серийных пассажах он снижался до 1—2 недель. В 1967 г. Кенион и др. сообщили о восприимчивости к плазмоцитозу хорьков, которых можно использовать в качестве модели для изучения этой болезни. Удалось вызвать АБН у сосунков белых мышей и хлопковых крыс введением суспензии из внутренних органов в мозг и внутрибрюшинно, а также у норок вирусной чувствительности к эндотоксину, который образуется в процессе жизнедеятельности вируса в организме.

При экспериментальном заражении у норок, помимо отчетливой внутриклеточной инфильтрации тканей и тяжелого гломерулонефрита, в результате отложения иммунных комплексов в сосудистой системе, развивается артериит. Наиболее выраженные изменения отмечаются в коронарных, печеночных, мозговых и почечных артериях.

Интраперитонеальное заражение норок изолятом SL-3 вируса АБН сопровождается появлением у фиолетовых норок вирусспецифических AT и развитием гипергам-маглобулинемии. Вирусный АГ обнаруживался в лимфоузлах, селезенке, почках. В иммуноблотинге и с помощью гибридизационных зондов РНК Установлена репликация вируса АБН в мезентериальных лимфоузлах и селезенке, а также в клетках костного мозга и мононуклеарных лейкоцитах крови. Референтные шт. вируса АБН — шт. SL-Зи Uthal.

Культивирование. В лабораторных условиях вирус поддерживают на норках. У фиолетовых норок его обнаруживали в селезенке через 6 дней после экспериментального заражения в титре 2-105 ИД so/r ткани; у пастелевых норок выявляли через 9 суток в титре 3-Ю6 ДД5о/г. Первые симптомы болезни (летаргия, анорексия) проявлялись через 40 дней после заражения. Вирус впервые вырастил в культуре клеток куриной почки Траутвейн (1974 г.). На 6-м пассаже вирус вызывал ЦПИ и накапливался в этой системе. Культуральный материал 1-го пассажа оказался инфекционным для норок, в то время как материалом 10-го пассажа удалось заразить немногих зверьков. По мере адаптации вируса к КЭ он утрачивал патогенность для норок. В 1966 г. Бесрар и Карстед использовали экстрагированный из селезенки больной норки препарат ДНК для заражения культуры клеток семенников норок и наблюдали своеобразные морфологические изменения клеток. Наблюдались аналогичные изменения первичной культуры клеток почки зеленой мартышки, инфицированной вируссодержащей суспензией почки, поджелудочной железы и стенки кишечника больных норок. В последние годы установлена способность вируса АБН репродуцироваться в перевиваемой линии клеток почки кошек (линия ССС, клон 81). Разрешающей температурой при культивировании является 32 "С, а при 37 °С (неразрешающая температура) в клетках накапливается мономерная ковалентно-замкнутая репликативная форма ДНК вируса АБН. Такая же репликативная форма обнаружена и в клетках костного мозга естественно зараженных норок. Кроме того, вирус АБН реплицировался в макрофагах и фолликулярных клетках начиная с 10-го дня после заражения. Присутствие его через 60 дней после инфицирования установлено только в макрофагах. Радиоактивно меченные пустые вирионы VP2 адаптированного к культуре клеток штамма G вируса алеутской болезни норок (ВАБН), экспрессированные в бакуловирусной системе, специфически связываются с поверхностью клеток CrFK почек кошки, но не связываются с клетками Mus dunni или Spodoptera frugiperda, устойчивыми к заражению ВАБН. Связывание с клетками CrFK конкурентно ингибируется немечеными вирионами VP2, но не близкими по размеру вирионами вируса пятнистости коровьего гороха. С использованием вирионов VP2 идентифицирован клеточный белок АВР с мол. м. 67 кД, специфически связывающийся с ними. Экзогенные вирионы VP2 конкурентно ингибируют связывание меченых вирионов VP2 с клеточным белок АВР. Предынкубация пустых вирионов VP2 с частично очищенным клеточным белком АВР ингибирует прикрепление к клеткам CrFK. Эти данные показали, что клеточный блок АВР является клеточным рецептором ВАБН.

Источники и пути передачи инфекции. Источником инфекции служат больные звери. В благополучные хозяйства болезнь заносится поступающими латентно больными норками, рассеивающими вирус со слюной, мочой и фекалиями. Вертикальную передачу впервые доказали в 1963 г. Довольно часто наблюдается горизонтальный путь передачи инфекции (посредством прямого и непрямого контакта). Заражение возможно алиментарным путем через пищеварительный тракт, кожу (во время гона зверей, при проведении массовых прививок и т. д.), а также через дыхательные пути в виде капельно-аэрозольной инфекции. Вирус может быть перенесен с предметами ухода, одеждой, мухами и кровососущими насекомыми. Придается большое значение контактному способу заражения зверей, в частности, при спаривании. Имеются наблюдения энзоотических вспышек АБН при рассадке молодняка и проведении других массовых мероприятий. Репликация вируса может происходить и в организме комаров Aedes fitchii, где он сохранялся 35 дней. Проведен анализ эпизоотической обстановки в зверосовхозе «Молодежный» Стравропольского края и показана динамика развития алеутской болезни на примере закупленного в 1989 г. племенного поголовья норок. Установлено, что перед завозом и размещением зверей, закупленных в благополучном по алеутской болезни хозяйстве, в зверосовхозе «Молодежный» не был ликвидирован или хотя бы изолирован источник возбудителя алеутской болезни, что создало благоприятные условия для массового перезаражения здоровых зверей алеутской болезнью.

В естественных условиях к вирусу АБН восприимчивы норки всех окрасок, однако норки с гомозиготным рецессивным геном аа (алеутские, сапфировые, голубые) заболевают чаще, быстрее и тяжелее переносят болезнь (генетическая предрасположенность), чем стандартные. Однако правильнее будет говорить, что генетические факторы влияют на тяжесть болезни, а не на восприимчивость. Подтверждением этому служит тот факт, что на ранней стадии экспериментальной инфекции титры AT были одинаковыми как у фиолетовых норок (аа), так и у пастельных (аА или АА). У всех без исключения норок с геном аа проявлялся наследственный синдром Чедик-Хигашит. Чувствительность таких норок к вирусу АБН Выше (47 %), чем у норок без синдрома. Описана спонтанная гипергаммаглобулинемия у хорьков с типичными для АБН признаками. Хорьки, зараженные вируссодержащим материалом от норок, содержали вирус в течение 136 дней, не проявляя клинических признаков. Преципити-рующие AT к вирусу АБН имелись и у скунсов. Наблюдали АБН И у человека.

Иммунитет и специфическая профилактика. Все заболевшие норки гибнут, поэтому вопрос о естественном иммунитете отпадает. В США испытывали инактивированную вакцину (10 %-ный гомогенат селезенки и печени экспериментально зараженных норок, подвергнутый термоинактивации и смешанной с адъювантом Фрейнда в равных объемах). Вакцина оказалась не иммуногенной, повышала восприимчивость норок к последующему заражению и усиливала степень поражения органов. В 1964 г. Рассел и Максфельд запатентовали инактивированную формолвакцину. Ее вводят подкожно, внутрибрюшинно, внутримышечно или внутрикожно по 1—2 мл. Вакцина создает непрочный иммунитет, но позволяет повысить резистентность животных и прервать распространение инфекции. Китайские ученые впервые установили существование долговременной отрицательной реакции на антиген АБ у большого числа норок, что, вероятно, может быть основой иммунизации и предотвращения болезни.


Алеутская болезнь норок - 5.0 out of 5 based on 1 vote

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить