Грипп кур

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

[Pestis Galinarum (лат.);Fowl Pest, Chicken plaque (англ.); Peste aviaire (франц.); Europische, lombardische oder Klassische Gefaugelpest, Hunerpest, Geflugelpest (нем.)]

Грипп кур (классическая чума птиц, КЧП - грипп птиц А1, подтип 7, экссудативный тиф, брауншвейгская болезнь кур) — острая контагиозная вирусная болезнь, характеризующаяся общим угнетением, отеками, поражением органов дыхания и пищеварения.

Четании и Савонуции (1901 г.) впервые доказали вирусную природу КЧП. В 1956 г. Шеффер и Уотерсон впервые установили принадлежность вируса КЧП к гриппу типа А — Myxovirus influenza А. В дальнейшем сообщалось о выделении вирусов гриппа от кур, цыплят, уток, индеек, перепелов, крачек, воробьев и других птиц. В 1967 г. в СССР был выделен атипичный вариант вируса гриппа А (шт. 314), в 1968 г. — другой высоковирулентный шт. С, в АГ-отношении родственный вирусу КЧП.

В настоящее время грипп птиц в форме КЧП регистрируется редко. Чаще инфекция проявляется эпизоотическими вспышками, вызываемыми штаммами других АГ подтипов с более низкой, чем вирус КЧП, патогенностью. Такие вспышки зарегистрированы в США, Италии, Великобритании, ФРГ, СССР и других странах. Вирусы гриппа птиц (ВГП) выделены от кур, индюков, уток, перепелок, фазанов, глухарей, длиннохвостых попугаев, цесарок и др.

Клинические признаки и патологоанатомические изменения. Для КЧП, вызываемой вирусом гриппа Al/Duthch/27, характерны депрессия, потеря чувствительности, си-нюшность видимых слизистых оболочек, гребня и сережек. Отек подкожной клетчатки в области головы и шеи, специфический, но непостоянный признак, позволяющий дифференцировать КЧП отНБ, наблюдается также и при заболеваниях, вызываемых шт. цыпленок/ Шотландия/59 и реже — крачка/Ю. Африка/61. Признаки поражения органов дыхания, обычно наблюдаемые при гриппе птиц, слабо выражены при КЧП и не отмечаются при болезнях, вызванных шт.: А/цыпленок/Шотлан-дия/59, А/крачка/ Ю. Африка/61 и А/индюк/ Онтарио/7732/66. Диарея обнаруживается при заражении птиц гриппом шт. А/крачка/ Ю. Африка/61. Шт. гриппа А/ин-дюк/Онтарио/7732/66 постоянно вызывал этот симптом у индеек. Все остальные штаммы ВГП независимо от серологической принадлежности, вызывают болезни, симптомы которых чрезвычайно разнообразны и зависят от вида, возраста и пола животного, сопутствующих инфекций, патогенности вируса, стресс-факторов и пр.

Среди кур грипп протекает не только как КЧП, но и в виде респираторной болезни, при которой погибают от 1 до 70—80 % больных, что зависит от вирулентности штамма, возраста и вида птицы, условий содержания и сопутствующих инфекций. У больной птицы наблюдают сонливость, чихание, хрипы, одышку, выделения износа, слезотечение, взъерошенность оперения, отставание в росте и развитии. У отдельных птиц отмечают тремор, указывающий на поражение нервной системы. Снижение яйценоскости у взрослой птицы — характерный признак, который наблюдается и при отсутствии симптомов поражения органов дыхания. При этом ухудшается качество скорлупы, снижаются оплодотворяемость и выводимость яиц. В 2002 г. в США были две вспышки гриппа среди кур и индеек, вызванных вирусами гриппа птиц H5N3 и H5N2. Вирус II5N3, выделенный в Техасе, имел слабую гомологию гена ге-магглютинина с аналогичным геном других, выделенных недавно штаммов, а также уникальный участок расщепления гемагглютинина и 28 делеций аминокислот нейра-минидазы. Полагают, что этот вирус мог длительно циркулировать в хозяйствах до его выделения.

Выделенный в 1970-1971 гг. штамм вируса гриппа А/курица/СССР/ 315/70 вызвал заболевание птиц с поражением преимущественно ЖКТ. Больная птица была угнетена, отказывалась от корма, яйценосность снижалась. Выраженным клиническим признаком была диарея. Хотя гибель больной птицы не превышала 2—5 %, Однако с вынужденным убоем больных достигала 30 %. После 2—3-недельного переболева-ния птица выздоравливала и продуктивность ее восстанавливалась. При некоторых вспышках, вызываемых низкопатогенными штаммами вируса гриппа кур, у птиц наблюдалось поражение почек. Часто инфекция у птиц протекает бессимптомно, о чем свидетельствуют выявляемые в РТГА AT. Это наблюдается среди домашних уток. У индеек болезнь характеризуется резким снижением яйценоскости и жизнеспособности вылупившихся индюшат.

При вскрытии птицы с респираторной формой гриппа обнаруживают катаральный конъюнктивит, ринит, синусит, трахеит, аэросаккулит, интерстициальную пневмонию, катарально-геморрагические энтериты и нефриты. В отдельных случаях наблюдается поражение яйцеводов и яичников. В случае осложнения болезни патогенной Е. соН отмечают фиброзно-дифтерический аэросаккулит, перикардит и синусит. Патоморфология респираторного тракта весьма сходна и не зависит от серологической принадлежности вируса и вида птицы. У индюшат и перепелят встречаются некрозы в поджелудочной железе, а у цесарят — в гонадах. Сведений о вирусных включениях при гриппе птиц в литературе нет.

При КЧП (грипп Н7) наблюдают кровоизлияния преимущественно в серозных покровах, паренхиматозных органах, скелетных мышцах, пищеварительном тракте. Характерны катары ЖКТ с сильным утолщением слизистой оболочки и обилием слизистых выделений, очаговые некрозы в селезенке, печени, почках и ЦНС. Три штамма ВГП А5, как и вирус КЧП, оказывают пантропное действие. При вскрытии обнаруживали венозный застой и цианоз кожи, мышечной ткани внутренних органов, кровоизлияния в строму фолликул и желточный перитонит у несушек, а также энтериты, выраженные в различной степени. У кур, зараженных шт. крачка/Ю. Африка/61, преобладал катарально-геморрагический гастроэнтерит вплоть до язвенного воспаления.

Полный посмертный анализ двух из шести человек, умерших в Гонконге в 1997 г. после заражения вирусом гриппа А (ВГА) H5N1, обнаружил реактивный гемофагоцитарный синдром (РГС). Кроме того, обнаружены диффузные альвеолярные повреждения с интерстициальным фиброзом, обширный некроз центральной доли печени, острый некроз канальцев почек и лимфоидное истощение. У обоих больных наблюдалось повышение уровня растворимого рецептора интерлейкина-2, интерлейкина-6 и - интерферона, но отсутствовала вторичная бактериальная инфекция. Не удалось обнаружить ВГА методами обратной транскрипции-ПЦР и иммуноокрашивания. Высказано предположение, что начальная репликация ВГА в верхних дыхательных путях запустила гиперцитокинемию, осложненную РГС. Таким образом, патогенез при заражении птичьим ВГА H5N1 отличается от патогенеза при заражении обычными человеческими подтипами HI— НЗ.

Определение сродства вирусов гриппа А человека, кур и уток к сиалогликоконьюгатам ряда хозяйских клеток выявило значительные различия между вирусами кур и уток. Сравнение состава ганглиозидов (G) на клетках-мишенях кур и уток также выявило большие различия, коррелирующие с рецепторной специфичностью соответствующих вирусов. Вирусы уток с равным сродством связываются с широким спектром сиалогликоконьюгатов, включая G с короткими углеводными цепями. Большинство вирусов кур, также как и вирусы человека, утрачивают способность связываться с низкомолекулярным ганглиозидом, это свойство строго коррелирует с появлением сайта гликозилирования в положении 158—160. У вирусов кур по сравнению с вирусами уток, возрастает сродство к сиалогликоконьюгатам клеток кишечника курицы и дыхательного эпителия курицы, мартышки и человека. Вирусы человека хорошо связываются с этими же образцами и не взаимодействуют с клетками кишечника уток. Это предполагает отсутствие б'-сиалилгалактозных остатков в клетках кишечника утки, присутствующем в кишечном и дыхательном эпителии курицы.

Существует корреляция между способностью разных клеток связывать с высоким сродством ВГ кур и способностью связывать ВГ человека, хотя вирусы кур и человека распознают разные рецепторные детерминанты. Изменение специфичности ВГ кур, по сравнению с ВГ уток, приводит к тому, что вирусам человека и вирусам кур оказываются доступны одни и те же клетки, включая клетки дыхательных путей человека. Этим, очевидно, объясняется появление среди домашней птицы в Гонконге линии H9N2 вирусов с б-сиалилгалактозной специфичностью, а также способность H5N1h H9N2 ВГ кур инфицировать человека.

Наблюдалась вспышка гриппа у страусов, выращиваемых на ферме, вызванная вирусом гриппа A (H7N1). Клиническая картина заболевания проявлялась отсутствием аппетита, депрессией, нервностью и кишечными растройствами, что сопровождалось гибелью 30 % заболевших птиц. У павших страусов отмечались признаки геморрагического энтерита, дегенерация печени и некрозы. В участке расщепления гемагглютинина вируса содержалось много основных аминокислот, что характерно для высоковирулентных штаммов вируса гриппа птиц.

Морфология и химический состав. ГА — один из самых крупных белков в вирионе, на его долю приходится 25—35 % белков. Он ответствен за прикрепление вирусной частицы к клетке хозяина и вовлекается в начальные стадии инфекции. Именно против ГА направлены AT, нейтрализующие инфекционность вируса гриппа. Ввиду столь важной роли ГА в развитии инфекции, структура этого белка привлекла внимание многих исследователей, и к настоящему времени в структурном отношении он наиболее изучен. Часть Сахаров ГА ВГП может изменяться в различных хозяйских клетках даже в течение одного пассажа.

Второй поверхностный АГ вируса гриппа — нейраминидаза. Этот фермент в составе вируса гриппа известен с 1942 г., однако функциональная роль его в репродукции вируса до сих пор в полной мере не выяснена. Предполагается, что главная функция нейраминидазы — предотвращение агрегации вирусных частиц на поверхности клеток. Также известно, что нейраминидаза играет большую роль в иммунологии и патогенезе заболевания. Матриксный белок (Ml) вируса гриппа содержит цистеиновый и гистидиновый мотив (ССНН) в спирали 9 (Н9) и в прилежащей области. Изучали функцию мотива ССНН в жизненном цикле вируса гриппа. С этой целью использовали сайт-направленный мутагенез (замещение остатков аланина) и спасение мутантного вируса с помощью методов обратной генетики. Мутантный вирус с заменой остатков цистеина и гистидина на аланин (в различных сочетаниях) обладает фенотипом вируса дикого типа. Синтетические пептиды, содержащие предполагаемый мотив цинкового пальца, не подавляли репликацию вируса в клетках MDCK. Однако мутация А1а155 в спирали Н9 была летальной для спасения инфекционного вируса. Сделан вывод, что мотив ССНН не играет критической функции в жизни вируса гриппа в клеточной культуре. Однако летальный фенотип мутации А1а155 указывает на важность области Н9 белка Ml для репликации вируса гриппа.

При температуре 55 °С ВГП инактивируется за 1 ч, при 60 °С — за 10 мин, при 65—70 °С — за 2—5 мин. При низких температурах и в лиофилизированном состоянии (при -30 °С в запаянных ампулах в темном месте) сохраняется до 2 лет. В присутствии MgCh вирус инактивируется быстрее, a MgS04 стабилизирует его. ГА и инфекционность вируса обычно сохраняются при — 60 °С несколько лет, а при 4 °С — несколько недель. ГА свойства более стабильны, чем инфекционные. Инфекционность и ГА-активность вируса можно сохранить, если в осадок добавить простой белок (протамин), квасцы или фосфат кальция или же обработать 35 %-ным метанолом при -5 °С. Инфекционность вируса пропадает при обработке его формальдегидом, детергентами, оксидированными агентами (йодин), слабыми кислотами, додецилсульфа-том, гидроксиламином, ионами аммония. Степень термоинактивации оказалась различной для штаммов, выделенных в одной и той же географической зоне.

Антигенная вариабельность и родство. В настоящее время вирусы гриппа А птиц на основании их поверхностных АГ — ГА (Н) и нейраминидазы (N) — разделены на 15 по Н-АГ и 9 вариантов по N-АГ (табл. 8.4). Штаммоспецифические АГ-связи определяются с помощью: РТГА — для определения сходства по ГА; РТНА — для определения сходства или различия по НА; теста двойной диффузии — для определения сход-Таблица 8.4 Обозначения серотипов вируса гриппа А птиц ГА и НА.

Серовариант

Наименование штамма

Формула

1

А/утка/Альберта/35/76/

H1N1

2

А/утка/Германия/1215/73

H2N3

3

А/утка/Украина 1 /63

H3N8

4

А/утка/ЧССР/56

H4N6

5

А/крачка/Ю. Африка/61

H5N3

6

А/индюк/Массачусетс/3740/65

H6N2

7

А/вирус чумы птиц/Росток/34

H7N1

8

А/утка/Онтарио/6118/68

H8N4

9

А/индюк/Висконсин(1/66)

H9N2

10

А/цыпленок/Германия/4 9

H10N7

11

А/У тка/Англия/5 6

H11N6

12

А/утка/Альберта/60/16

H12N5

13

А/черноголовый хохотун/ Астрахань/142/79

H13N2

У штаммов вируса гриппа А птиц, имеющих АГ характеристику H1N1, выявлено не менее 4 АГ детерминант нейраминидазы. Четкие различия выявлены также у НА штаммов вируса гриппа А птиц с АГ формулой H3N8, следовательно, НА штаммов вируса гриппа А птиц с АГ характеристиками H1N1 и H3N8 имеет на своей поверхности не менее четырех АГ различных детерминант: одну общую для вирусов, имеющих одинаковый сероподип, два — перекрестно реагирующих, и одну — штаммоспецифическую.

Кроме 13 подтипов ГА, все штаммы ВГП содержат в своей структуре НА птичьего, человечьего, или лошадиного происхождения. Собственно птичьей НА известно шесть типов. Подтиповая классификация ВГП продолжается и по сегодняшний день, так как новые факты выделения их от птиц различных видов регистрируются ежегодно в различных регионах земного шара. В 1971 г. была опубликована номенклатура вирусов гриппа А, рекомендованная группой экспертов ВОЗ. Согласно этой рекомендации, каждый штамм обозначается по месту и времени выделения, а в скобках указывается его АГ формула. Эта номенклатура себя оправдала, однако накопившиеся за последние годы данные требуют ее пересмотра.

В 1980 г. ВОЗ предложила новую номенклатуру ВГП. Предложено обозначать серотипы ГА и НА последовательными номерами, независимо от происхождения вирусов. Таблица эталонных штаммов ВГП свидетельствует о том, что изменения нук-леотидной последовательности и, как следствие, замена аминокислотных остатков сопряжено с изменением патогенности вируса гриппа в отношении птиц и КЭ. Так, например, изолят А/индюк/Висконсин/68 (H5N9) ВГП состоит из двух популяций вируса, имеющих разные гены NS и вызывающих разные биологические реакции в КЭ: быструю (эмбриолетальную — /REL/) или медленную (эмбриолетальную — /SEL/) летальность. Секвенирование показало, что гены NS вариантов REL и SEL различаются лишь двумя нуклеотидами, что вызывает замену одного аминокислотного остатка в белках NSln NS2. Замена в NS1 нейтральна, а появление остатка гена в NS2 приводило к сильному гидрофобному сдвигу. Таким образом, два природных варианта гена NS влияют на скорость гибели зараженных КЭ, не затрагивая репликацию вируса.

Дикие водоплавающие птицы — резервуар различных подтипов ГА (Н) и нейраминидазы (N) вируса гриппа. В этих популяциях заражения часто происходят там, где водоплавающие птицы, свиньи и люди живут близко и за счет генной реассортации могут образовываться новые, более патогенные штаммы вируса гриппа. Анализ АГ свойств методами ИФА и РТГА свидетельствует о родстве внутренних белков «человеческих» и «птичьих» вирусов гриппа и различиях в структуре поверхностного гликопротеина — ГА. Вирус гриппа А с АГ формулой H2N2 не выделятся от человека с 1968 г., но изолируется от птиц и, в случае реверсии, может стать эпидемическим. Выделенный в Японии в 1925—1926 гг. ГА вирус чумы птиц шт. Chiba имеет АГ состав Havl Neql и обозначен как вирус гриппа А/курица/Япония/25 (HavlNeql). Основные направления изучения АГ-вариабельности вируса гриппа А птиц — это характеристика ГА и НА первичной структуры белков клеточных мембран, которые служат мишенью для адсорбции вируса. Для оценки эффективности взаимодействия друг с другом в контексте клеток млекопитающих полимеразных белков вирусов гриппа А (ВГ А) человека и птиц разработана генетическая система реконструкции активных рибонуклеопротеинов in vitro. Изучена репликация вирусоподобной репортерской РНК в клетках COS-1, содержащих гетероспецифические смеси сердцевинных белков РВ1, РВ2, РА и NP из 2 штаммов ВГА человека (А/Пуэрто Рико/8/34 и А/Викто-рия/3/75), двух штаммов ВГА птиц А/утка/ЫУ/6750/78 и А/чума птиц/Росток/34) и выделенного от людей штамма А/Гонконг/156/97 птичьего происхождения. Показано, что: 1) остаток 627 белка РВ2 является главным детерминантом эффективности репликации гетероспецифических штаммов в клетках COS-1; 2) репликация вирусоподобной репортерской РНК более эффективна, если РВ2 и NP принадлежат одному и тому же штамму ВГА человека и птиц или если РВ1 принадлежит птичьему ВГА, независимо от происхождения остальных белков.

Белки РВ1 и РВ2 штамма А/Гон кон г/15 6/9 7 проявляют промежуточные свойства по сравнению с соответствующими белками ВГА человека и птиц. Это показало, что молекулярные характеристики белков РВ1 и РВ2 могут частично объяснить способность штамма А/Гонконг/156/97 реплицироваться в людях. Сравнены связывание с рецептором и активность нейраминидазы (I) у вирусов гриппа (ВГ) H5N1, выделенных от людей и цыплят в Гонконге в 1997 г., и ВГ H5N3 и H5N1, выделенных из диких водных птиц. Все ВГ H5N1, включая изоляты от людей, связываются с рецепторами, содержащими Sia2—3Gal, но не Sia2—6Gal. Это впервые показало, что рецеп-торная специфичность птичьих ВГ не ограничивает первичную, передачу от птиц к человеку. ВГ H5N1 из цыплят отличаются от ВГ Н5 из диких водных птиц делецией 19 аминокислотных остатков в стебле I и присутствием углеводов в глобулярной головке гемагглютинина (II). Делеция в I понижает способность I вызывать освобождение ВГ из клеток, а присутствие углевода в II понижает сродство ВГ к клеточным рецепторам. Сравнение аминокислотных последовательностей из базы данных Genbank показало, что дополнительное гликозилирование II и укорачивание стебля I являются характерными признаками ВГ Н5 и Н7 из цыплят. Эти изменения в I и II могут требоваться для адаптации ВГ диких водных птиц к домашним цыплятам — промежуточному хозяину в зоонотич. передаче ВГ.

Изучено 154 штамма, изолированных в России и странах СНГ в 1989—1999 гг. Вирус гриппа A (H3N2) вызывал эпидемии и эпидемические подъемы 8 раз, циркулируя совместно с вирусами A (H1N1) и В. Антигенный дрейв был выявлен с использованием поли - и моноклональных антител. Анализ антигенных свойств вирусов в популяции показал, что штаммы одного года изоляции чаще являлись вариантами в основном одного, реже двух референс-штаммов. Отмечено резкое снижение выделяемости штаммов вируса A (H3N2) в последние годы на куриных эмбрионах при повышении их чувствительности к культуре клеток МДСК. Выявлены различия в аминокислотных последовательностях гемагглютинина эпидемических и эталонных штаммов. Число позиций, где регистрировали изменения, варьировало от 6 до 16, и они имели место во всех антигенных сайтах А, В, С, Д, Е.

В настоящее время эпидемии гриппа вызываются вирусами гриппа А подтипов H1N1, H3N2 или вирусом гриппа типа В. Источником вирусов гриппа А являются водоплавающие птицы. Пандемические штаммы могут возникать по трем механизмам: генетической реассортацией вируса гриппа А птиц и человека, инфицирующих одного хозяина прямой передачей целого вируса от одного вида к другому; повторным появлением вируса, вызвавшего эпидемию много лет назад.

С 1996 г. вирусы подтипов H7N7, H5N1 и H9N2 были переданы от птиц человеку, но не смогли распространиться в популяции людей. Такие события происходят редко.

Реассортация вирусов человека и птиц может осуществляться в их общих хозяевах, в частности свиньях. Полагают, что последние участвуют в межвидовой передачи вируса гриппа, и, таким образом, в популяцию человека попадает вирус подтипа H1N1.

Вирусы гриппа индуцируют в организме больной и переболевшей птицы AT, обладающие анти-ГА - и КС свойствами. В экспериментальных условиях специфические AT можно получить на кроликах, крысах и морских свинках как на нативный вирулентный вирус, так и на инактивированный 3-пропиолактоном.

Экспериментальная инфекция. Вирусы КЧП (грипп А — H7N1, а также H5N3) патогенны для кур и цыплят при любом методе заражения. Белые мыши заболевают при заражении в носовую полость и мозг. Некоторые штаммы токсичны при внутривенном введении. Экспериментальное заражение вирусом других подтипов иногда протекает бессимптомно. Экспериментальная инфекция у восприимчивых птиц зависит от вирулентности вируса, степени его адаптации и сопутствующих инфекций (микоплазмоз, колибактериоз, аспергиллез и др.). Нейротропный вирус гриппа А (24а5Ь) вызывал смертельный энцефалит при заражении мышей и цыплят. Введение животным больших доз препаратов, понижающих температуру (аспирин, вольтарен) не приводило к положительному эффекту. При заражении цыплят меньшими дозами вируса животные выживали до 7 дней. Вирулентные вирусы гриппа птиц A/H7N7, A/H5N1 и A/H5N3, вызывающие гибель цыплят, индуцируют апоптоз эндотелиальных клеток сосудов почек, печени и мозга, где также выявляются вирусные антигены. Апоптоз может играть роль в летальной инфекции цыплят.

Культивирование. Все штаммы ВГП хорошо размножаются в КЭ при заражении в аллантоисную или амниотическую полость. Накопление вируса зависит от вирулентности штамма и степени его адаптации к этой системе. Все штаммы КЧП уже в 1-м пассаже (при выделении) вызывают гибель эмбрионов через 26—36 ч, по мере адаптации вирулентность их возрастает, достигая 107—10s ЭЛД»/мл и выше. Вирус гриппа Аб слабовирулентен для эмбрионов, и ГА-титр его возрастает. Одни штаммы ВГП после адаптации размножаются в культуре клеток фибробластов КЭ, почек обезьян и других первично-трипсинизированных культурах клеток. Другие дают в определенных клеточных культурах один цикл размножения, продуцируя инфекционный вирус. Так размножаются вирусы КЧП в L-клетках и некоторые штаммы гриппа птиц в диплоидных культурах клеток человека. Вирус КЧП, адаптированный в культуре клеток WI-38, развивался в миелобластах цыплят, зараженных вирусом миелобластоза, и в первичных культурах клеток легких эмбриона человека. Большинство штаммов вируса дают бляшки в первичной культуре клеток фибробластов. Обнаружено, что вирус гриппа может проникать в клетки МДСК не только с помощью клатрин-покрытых везикул, но также путем эндоцитоза через кавеолы — колбообразные инвагинации на плазматической мембране клетки, содержащие кавеолин.

Нейраминидазная активность штаммов ВГП не зависит от ГА - и инфекционной активности и не коррелируете ними.

Все ВГП агглютинируют эритроциты кур, морских свинок, кроликов, лошадей, овец и других животных. В отличие от вируса НБ штаммы вируса КЧП агглютинируют эритроциты лошади и овцы. Это свойство используют для дифференциации выделенных на эмбрионах штаммов вируса КЧП И НБ. Эталонные штаммы ВГП (смесь различных сероподтипов) обладают разной ГА- (1:64—1:1024) и инфекционной активностью (5,28—8,70 ЭИД5о/мл) при однотипных условиях накопления (табл. 8.5).

NA-активность в условных единицах (у) у разных штаммов варьирует в пределах от 1,2 до 390 у. ГАд свойства проявляются с эритроцитами кур, при культивировании вируса в культуре фибробластов КЭ. Нейраминидаза (NA) вируса гриппа в условиях in vitro и in vivo обладает антикоагулянтной и фибринолитической активностью. Компьютерный анализ структуры NA вирусов гриппа типа А выявил наличие 9 областей аминокислотных последовательностей, сходных с тканевым активатором плазминогена человека. Эти области являются высоко консервативными для каждого подтипа NA независимо от лоточника и года выделения штамма вируса грипп. Обсуждается вопрос о роли NA в патогенезе гриппозной инфекции.

Таблица 8.5 Сравнительная характеристика ГА и инфекционной активности штаммов

Вирус

Титр ГА

ЭИД50/мл NA

А/цыпленок/Германия/49(Н 10N7)

1:1024 1,64-10,5

6,27—7,66

А/уткаУАнглия/56{Н11N6)

1:128-1:512 42,0-299,0

5,66—7,80

А/утка/Чехословакия/5 6(H4N6)

1:64-1:256 39,0-157,0

5,39—8,70

А/крачка/Ю. Африка/61 (H5N3)

1:64-1:256 26,0-165,0

6,77—8,23

А/индюшка/Массачусетс/56(Н6Ш)

1:128-1:512 6,0-39,0

5,84—8,31

А/утка/Украина/63 (H3N68)

1:126-1:256 85,0-390,0

5,28—7,66

А/индюк/Онтарио/6118(H8N4)

1:128-1:512 1,2-2,58

6,59—8,0

Источники и пути передачи инфекции. Источники инфекции — больная птица. Инфекция передается воздушно-капельным путем. Больная птица выделяет вирус и с фекалиями, что дает возможность заражения птицы через инфицированный корм и воду. Установлено, что распространять КЧП могут и дикие перелетные птицы. Так, высокопатогенный вирус индюк/Англия/63 был занесен в Великобританию перелетными птицами. От больных и мертвых диких крачек выделен вирус, АГ родственный вирусу цыпленок/Шотландия/59 (5-й подтип). Полагают, что две аспышки гриппа птиц в Шотландии были обусловлены участием перелетных крачек. Трудно объяснить, почему в США вирус гриппа выделяли от индеек, а в Европе — от цыплят и кур. Вирус гриппа А (шт. FPV Росток) способен репродуцироваться в организме комаров A. Egypti.

Собраны материалы в Тункинской котловине отводного, околоводного, наземного комплексов птиц и трех ондатр. Изолировано 23 штамма вируса гриппа А с антигенной формулой H13N6, H13N1, H7N1, H7N8, H3N8. Впервые изолирован вирус гриппа A/H13N6 от muskrat (Ondatra zibethicus). Принципиально важно доминирование вируса с А/Н13-подтипом гемагглютинина в популяции птиц водного комплекса в обследованном регионе, чего не было прежде. Впервые этот вирус выделен от птиц семейства Anatidae и Podicapidae, поскольку ранее в Новом и Старом Свете этот вирус выделяли только от семейства Laridae и Steminidae. Изоляция вируса гриппа H13N6 от Ondatra zibethicus свидетельствует о вовлечении водных млекопитающих в круг хозяев данного серотипа.

Особое значение имеет изоляция от диких птиц штаммов вируса чумы птиц H7N1, которые практически не выделялись на протяжении последних 20 лет из природных биоценозов на территории РФ. Появление подобных штаммов требует особенно пристального наблюдения за их дальнейшим распространением. В образцах сыворотки крови каспийских тюленей, полученных в 1993, 1997, 1998 и 2000 гг., антитела к вирусу гриппа А обнаруживались в 54, 57, 40 и 20 %' сывороток соответственно. В половине сывороток антитела реагировали с вирусом H3N2 человека штамм А/Банг-кок/1/79, который циркулировал в популяции людей в 1979-1981 гг. Антитела к вирусу финна В обнаруживались в 10-14 % сывороток.

Доказана передача от птиц человеку вирусов гриппа А (ВГА) подтипа H9N2, что подтверждает родство между человеческими изолятами H9N2 и H5N1. Поверхностные компоненты (гемагглютинин и нейраминидаза) изолятов ВГА отличалась от изо-лятов ВГА H9N2. Это свидетельствовало о способности птичьего ВГА заражать не только птиц, но и человека.

В Японии вирус гриппа выделен от диких водоплавающих птиц — лебедей, уток, чаек и др., в том числе подтипов H7N7, H5N3, H10N4 и H2N2. Изучена патогенность для цыплят 91 штамма вируса гриппа. Большинство вирусных изолятов оказались патогенными для цыплят и только отдельные были практически апатогенны. Они относились к подтипам: H13N1, H13N6, H11N3, H11N6. Авирулентный дикий вирус гриппа птиц (H5N3) прошел 24 пассажа на цыплятах при заражении воздушным путем и затем пять пассажей при внутримозговом заражении. Полученный вариант вызывал гибель 100 % цыплят. Анализ гена, кодирующего гемагглютинин, показал, что последовательность нуклеотидов, типичная для авирулентных вирусов, прогрессивно изменилась в сторону вирулентного типа.

Использовали математическую модель на основе экологических и иммунологических факторов, а также данных о последовательности нуклеотидов для анализа дрейфа шифт-вариабильности вируса гриппа. Короткоживущий штаммоспецифический иммунитет является важным фактором ограничения дивергенции вируса в популяции хозяина и является ключевым аспектом динамики дрейф - и шифт-изменчивос-ти.

Особенно часто заболевают домашние птицы с ноября по март в районе Карачи, когда тысячи птиц мигрируют из бывшего СССР через Афганистан и горные хребты в сторону Пенджаба, Белудпастана и провинции Синд. Самым большим пристанищем птиц является озеро Халей в 85 км от Карачи, а также меньшее по размеру озеро Дабей в 35 км от города. Мигрирует около 70 видов птиц, главным образом водоплавающие — утки, пеликаны, фламинго и др. В поисках пищи они часто располагаются на отдых вокруг птицеферм и свалок — обычно в октябре—ноябре регистрируется грипп птиц, инфекционный бронхит, инфекционный ларинготрахеит. К декабрю инфекции широко распространяются, и с наступлением холодов у птиц выявляют колисептицемию, микоплазмоз, адено - и реовирусные инфекции. В этот период гибнет до 30 % бройлеров и резко снижается яйценоскость. Вирулентность ВГП коррелирует с чувствительностью их ГА к клеточным протеазам. Наиболее вероятным ферментом, расщепляющим ГА вирулентных вирусов является, фуринпроцессирующая пропротеин-эндопротеаза, родственная субтилизину. Способность расщепления ГА вирусов гриппа птиц в куриных фибробластах определяет их вирулентность.

Обнаружена гетерогенность популяции ВГП. На молекулярном уровне различия между вирусами были в неструктурном гене. Штаммы ВГП, выделенные в 1977—1979 гг. с АГ характеристикой H1N1, характеризовались не только качественными, но и количественными изменениями ГА, в частности, изменением ГА-активности и термостабильности. Нейраминидазы ВГП оказались близкими, но неидентичными в АГ-отношении. В некоторых случаях у свиней выявлялись антитела к птичьим вирусам гриппа HI и человека НЗ.

Вирусы гриппа А (Н1 N1) вызывали эпидемии гриппа на протяжении двух периодов: 1933—1957 гг. и с 1957 г. по настоящее время. Исследования Е. И. Исаевой и соавторов показали, что одна общая детерминанта остается АГ стабильной в составе ГА-вирусов гриппа А подтипа H1N1 начиная с 1933 г., в то время как другая является лабильной. Авторы сделали вывод о нескольких путях дрейфа начального вируса А/СССР/090/77. Наиболее перспективным и иммунологически значимым представляется то изменение, которое обусловливается одновременно сменой двух детерминант ГА, свидетельствуя о наиболее интенсивной эволюционной изменчивости.

Природный резервуар вирусов гриппа А, Пути Их Изменчивости и эволюции. Вирусы гриппа на протяжении XX столетия демонстрировали невероятно сильный потенциал изменчивости и продолжают эволюционировать, что сопровождается постоянным появлением новых антигенных вариантов, вызывающих с удивительным постоянством ежегодные эпидемии.

Антигенный дрейф — постепенные мутационные изменения, сопровождающиеся изменениями антигенной структуры поверхностных антигенов: гемагглютинина (НА) и нейраминидазы — наиболее характерная особенность вирусов гриппа. Антигенный шифт включает в себя значительные изменения специфичности антигенов, которые происходят только в результате реассортантной замены фрагментов генома.

У водоплавающих перелетных птиц установлено носительство всех 15 подтипов вирусов гриппа А. Это позволяет утверждать, что водоплавающие птицы являются природным резервуаром вирусов гриппа типа А. У диких уток вирусы гриппа репродуцируются преимущественно в клетках кишечного тракта, не вызывая симптомов какого-либо заболевания. Авирулентность птичьих вирусов для уток и других водоплавающих птиц является результатом длительной адаптации к этим промежуточным хозяевам в течение многих столетий, что и привело к созданию природного резервуара и «увековечению» вирусов гриппа. Зона из 380 нуклеотидов (между 613- и 992-м) LA1 — часть гена гемагглютинина (Н) была получена для 35 вирусов гриппа подтипа Н9, выделенных в разных частях света за последние 33 года. Проведен филогенетический анализ и сравнение их с последовательностями 19 вирусов подтипа Н9, имеющимися в базе данных Gen bank (Генбанка). У этих вирусов не выявлено такое определенное географическое происхождение, как у других подтипов (таких, как Н5 или Н7), и они обладали высокой степенью вариабельности гемагглютинина. Отмечены генетические отличия в родословной Н9-вирусов, одновременно циркулирующих в различных местах. Таким образом, возможны многочисленные инфекции домашних и других птиц, вызванные вирусом гриппа подтипа Н9 в период 1990 г., которые возникли в результате заноса их дикими птицами. Наблюдаемая гетерогенетичность этих вирусов, вероятно, отражает пул генов Н9-вирусов, который поддерживается у чаек.

Поэтому утки и другие водоплавающие птицы заняли в эволюции ключевое положение в природной «истории» формирования семейства вирусов гриппа типа А. В связи с этим, вирусы гриппа птиц оказались вовлеченными в определенных экологических условиях в процессы развития эпидемий гриппа у таких животных, как тюлени, моржи, свиньи и домашних птиц.

Изучение происхождения вирусов гриппа животных показало, что все вирусы гриппа животных имеют один эволюционный источник, связанный только с птицами, как природным резервуаром. Это обстоятельство подтверждается данными филогенетического анализа последовательностей нуклеиновых кислот вирусов гриппа А от различных хозяев, из различных географических регионов и разных подтипов вирусов.

Анализ последовательное гей гена NP показал, что вирусы гриппа птиц эволюционировали с появлением пяти специфических хозяйских линии: вирусы диких и домашних лошадей, чаек, свиней и человека. Вирусы гриппа человека и свиней составляют так называемую сестринскую группу, что свидетельствует об их близком родстве и, естественно, общем происхождении. Предшественник вирусов гриппа человека и классический свиной вирус, по-видимому, имел полностью птичье происхождение. Подобно этому циркулирующий в настоящее время в Европе свиной вирус получил все свои гены из птичьего источника. Проведено сравнение нуклеотидных последовательностей двух вирусов гриппа A H5N1, выделенных в апреле—мае 1997 г. в Гонконге НК/156 от человека и CR/НКот цыплят. Показано, что восемь сегментов РНК этих изолятов идентичны на 99 %. Ни один из генов этих изолятов не являлся близкородственным { идентичность<95 %) и другим последовательностям их базы данных Gen Bank. Филогенетический анализ (ФГА) гена гемагглютинина этих изолятов и еще трех, выделенных от человека, и двух, выделенных от цыплят вируса гриппа A H5N1 из Гонконга, позволил разделить их на две близкородственные группы. Все эти изо-ляты содержали множественные основные аминокислотные остатки в сайте расщепления гена гемагглютинина, что ассоциировано с высокопатогенным фактором для домашних птиц. При внутривенной инокуляции цыплятам все семь изолятов вируса гриппа птиц (ВГП) вызывали гибель большинства птиц в течение 24 ч при одинаковых патологических изменениях, включающих умеренную или тяжелую диффузную эдему и интерстициальную пневмонию, Нуклеопротеин ВГП наиболее часто обнаруживался в эпителии сосудов, макрофагах, гетерофилах и миоцитах сердца. Патогенными механизмами, вызывающими болезнь и смерть, являлись удушье от отека легких и генерализованный сердечно-сосудистый коллапс. Таким образом, 7 ВГП из Гонконга, отнесенных к двум близкородственным серогруппам, каждая из которых содержала изоляты от человека и птиц, высокопатогенные для цыплят.

Сравнительное изучение структуры гена NP и других генов вирусов гриппа типа А у различных видов птиц показало, что Евразийская и Американская сублинии вирусов гриппа имеют отчетливые различия.

Это свидетельствует о том, что перелетные птицы не оказывают существенного влияния на передачу вирусов гриппа между этими континентами и распространение вирусов фактически соответствует не перекрывающимся путям миграции перелетных птиц. Для некоторых птиц характерна миграция по долготе. Такие птицы могут способствовать, по крайней мере, частичному переносу вирусов гриппа между Евроазиатским и Американским континентами. Однако анализ структуры и эволюции геномов вирусов гриппа птиц, изолированных на этих континентах, показывает, что вклад этот невелик. Поэтому можно утверждать, что в настоящее время эти два пути слабо перекрещиваются.

Анализ действия катастроф и войн на пути миграции перелетных птиц показывает, что оба эти фактора оказывают сильное влияние на пути миграции, географическое положение временных остановок и гнездовья мигрирующих птиц. Поэтому становится совершенно очевидно, что смешение, совместная эволюция, рекомбинация и реассортация вирусных геномов могут быть вызваны глобальными событиями в отдельных географических регионах, что и наблюдается в настоящее время.

Филогенетический анализ аминокислотных замен в антигенах вирусов птиц показывает, что в отличие от вирусов животных они отличаются невысокой скоростью эволюции. Более того, эти данные позволяют предполагать, что геномы этих вирусов относительно стабильны последние 60 лет. Скорость и частота изменений нуклеотидных последовательностей у вирусов гриппа птиц и животных практически одинаковы. Р. Вебстер подчеркивает отдельно, что, несмотря на высокую скорость изменения нуклеотидных последовательностей, структура белков остается относительно консервативной. Изменения последовательностей генов одинаково характерно для всех восьми фрагментов вирусного генома.

Достаточно высокий уровень генетического консерватизма свидетельствует о том, что циркуляторный генофонд вирусов гриппа достиг своего оптимума и поэтому сохраняет определенную стабильность и изменения нуклеотидных последовательностей не дают каких-либо селекционных преимуществ. Из этого следует важный вывод. Постоянный источник генов для пандемических вирусов гриппа существует в фено-типически неизменном состоянии в виде природного резервуара этих вирусов у водоплавающих и перелетных птиц. Поэтому следует иметь в виду, что предшественники вирусов, вызвавших пандемию испанки в 1918 г., как вирусы, явившиеся источниками сегментов генома пандемических штаммов Азия/1957 и Гонконг/68, до сих пор циркулируют среди популяции диких птиц с незначительными мутационными изменениями.

Суммированы молекулярные и генетические данные о происхождении пандемических вариантов вируса гриппа А. Рассматриваются концептуальные изменения ре-ассортационтной теории происхождения пандемических вирусов, выдвинутые в связи с появлением новых вариантов вирусов гриппа птиц подтипов Н5 и Н9, вызвавших респираторную инфекцию у человека и привлекающих к себе в настоящее время наибольшее внимание в качестве вероятных агентов будущей пандемии.

В последние несколько столетий по всем континентам нашей планеты несколько раз проходили пандемии гриппа. Наиболее опустошительной и потому заметной стала пандемия испанского гриппа 1918—1919 гг. Следует отметить, что пандемия испанки даже у специалистов ассоциируется главным образом с Европой. Однако известно, что в Петрограде в это же время и в начале 20-х годов множество людей болели и погибали от гриппа. Во время гражданской войны эти потери учитывались слабо и поэтому создавалось впечатление, что пандемия испанки обошла Россию как бы стороной. Однако это не так. Именно поэтому в Ленинграде в конце 20-х — начале 30-х годов начались активные исследования в области изоляции вирусов гриппа и были предприняты первые попытки получения вакцин.

Ближайшая история пандемий характеризовалась полной сменой циркулирующих вирусов. Пандемия Азиатского гриппа 1957 г. была вызвана вирусом H2N2, пандемия 1968 г., начавшаяся в Гонконге, связана с появлением в циркуляции нового штамма H3N2, а пандемия 1977 г. вызвана вирусом гриппа A H1N1.

Серологические и вирусологические исследования последних десятилетий подтверждают, что все пандемии прошлого столетия начинались в Китае. Вирусы, появившиеся в популяции человека и вызвавшие глобальные эпидемии гриппа отличались тем, что содержали новый подтип НА, который длительно отсутствовал в вирусах, активно циркулирующих среди людей. Циклический возврат подтипов НА зарегистрирован с 1989 г. (Н2), НЗ в 1900 г., HI — 1918. Н2 вновь вернулся в циркуляцию уже в 1957 г., НЗ — 1968 г., наконец, HI, в 1977 г. Вирусы имели различный набор внутренних генов, происхождение которых указывает на филогенетическую связь этих вирусов с вирусами птиц и свиней. Кроме этого, филогенетические исследования позволяют сделать вывод о том, что полностью новый вирус H1N1 птичьего происхождения без признаков реассортации появился в популяции человека или свиней перед 1918 г. и полностью вытеснил ранее циркулировавшие штаммы вирусов гриппа человека. Эти данные особенно важно принимать во внимание при обсуждении вопроса о возможности прямого преодоления межвидового барьера птицы — человек без промежуточного хозяина, что наблюдается в данный момент в странах Юго-Восточной Азии.

Ниже будут рассмотрены исследования по структуре рецепторсвязывающих сайтов НА, результаты которых показывают, что, несмотря на сильные различия в структуре рецепторов, возможности для прямого преодоления межвидовых барьеров остаются. Можно обсуждать только вероятность этих явлений в определенных экологичеких условиях и их механизмы. Для большинства исследователей остается неясным и другой вопрос: произошла ли прямая передача вируса Н IN 1 от птиц к человека, j от человека к свиньям или наоборот? Р. Вебстер в своем обзоре отмечает, что повторное появление вируса H1N1 в России в 1977 г. вообще остается загадкой.

В результате исследований самых последних лет установлено, что различные НА отличаются по способности к распознаванию и связыванию с рецептором — сиало-вой кислотой, которая связана в олигосахариде клеточных мембран с галактозой. НА вирусов гриппа человека связывается с остатками сиаловой кислоты, связанной 2,6-связью с галактозой, а НА птичьих вирусов распознает сиаловую кислоту в 2,3-связи с остатками галактозы. Установлено, что в рецепторсвязывающем «кармане» за дифференциацию двух типов рецепторов вирусов человека и птиц ответственны два аминокислотных остатка: Гли-226 и Гли-228. Штаммы вирусов гриппа, распознающие сиаловую кислоту в 2,3-связи содержат обычно Гли в 226 положении и Гли в 228 положении. Вирусы, распознающие сиаловую кислоту в 2,6-положении, обычно содержат в 226 и 228 положениях остатки Лей и Сер. Это правило не является каноническим. Конформация олигосахаридной цепи сильно изменяется в процессе взаимодействия НА вируса с концевым остатком сиаловой кислоты. Ренттено-структурным анализом комплексов НА с пентасахаридами установлено, что связанные 2,6-связями олигосахариды обретают конформацию, поворачивающую вправо концевую сиаловую кислоту в рецепторном сайте НА, обеспечивающую взаимодействие с остатком Лей в 194 положении НА. Олигосахариды, содержащие 2,3-связи в сайте связывания обретали лево направленную конформацию, что повышало сродство рецептора к рецепторсвязывающему «карману». Тип связи концевой сиаловой кислоты и конформационная подвижность олигосахаридов поверхностных лекти-нов является основным элементом межвидового барьера для вирусов гриппа птиц и человека.

Лектины эпителиальных клеток трахеи человека содержат лектины с типом связи — (2,6) и не содержат олигосахаридов с типом связи -(2,3)-, характерным для эпителиальных клеток кишечного тракта и дыхательных путей птиц. Оказалось, для свиней характерны лектины с тем и другим типом связей, что и определяет их положение в экологической цепи передачи вирусов гриппа в качестве промежуточного хозяина между птицами и человеком или наоборот. Более того, именно свиньи представляют собой промежуточного хозяина, в котором с высокой вероятностью «встречаются» штаммы вирусов птиц и человека. Одновременная репликация в одном хозяине этих вирусов неизбежно приводит реассортации и появлению нового межвидового реассортанта, антигенно отличающегося от своих предшественников.

Спектр патогенности в естественных условиях неоднороден и зависит от АГ подтипа. Известны два подтипа ВГП: А5 и А7, вызывающих заболевание типа КЧП. Патогенные штаммы, относящиеся к этим подтипам, разрушают протеазу многих клеток и активизируют протеолиз, что и составляет сущность инфекционности вируса. Грипп А7 КЧП чаще поражает птиц семейства куриных, менее восприимчивы водоплавающие птицы.

Дикие утки и другие виды водоплавающей птицы также чувствительны даже к самым слабопатогенным штаммам ВГП и являются не только переносчиками инфекции, но и резервуаром. Сезонные миграции диких птиц вызывают сезонные заболевания болотных птиц.

Проблема межвидовой передачи и реассортации между ВГП, свиней и человека еще не разрешена. Из 14 подтипов вируса гриппа А только три обнаруживаются у человека (HI, H2 и НЗ). Прошло уже 25 лет с тех пор как из человеческой популяции исчез подтип Н2 вируса гриппа. Однако ген ГА Н2 циркулирует среди птичьих штаммов вируса гриппа. В течение года изучали антитела у взрослых птиц и цыплят королевских пингвинов, а также заболеваемость птиц. Около 4 и ] % птиц имели антитела к серотипам 1 и 2, соответственно, бурсальной болезни. В 1996 г. осенью и весной наблюдались пики заболеваемости с симптомами кашля, а в конце зимы с конъюнктивитами. Выделить вирусы не удалось. Исследовали антитела к вирусу гриппа А (к белку NP) в 1611 образцах крови, взятых в 1984—1998 гг. у пяти видов морских млекопитающих, обитающих в арктической Канаде. Антитела обнаружены у белух и кольчатой нерпы, но не выявлены у моржей, нарвалов и китов. Из легких белух, имеющих антитела, вирус выделить не удапось. Авторы полагают, что инфекция гриппом морских животных в изучаемом районе является спорадической. От тигра, погибшего с явлениями лихорадочного состояния, анорексии и судорог, был выделен вирус, гриппозная природа которого была подтверждена особенностями его морфологии, физико-химических свойств, биологии и серологии. Сравнение амплифицированного кДНК-фрагмента (464 п. о.) гена нуклеопротеина изолята с опубликованными последовательностями вирусов гриппа А, В и С выявило гомологию 84,9, 35,0 и 24,8 % соответственно, что свидетельствовало о том, что выделенный вирус является вирусом гриппа типа А (обозначен как А/тигр/Харбин/01/2002). Из трех инфицированных этим вирусом путем внутривенной инокуляции кошек одна выжила, а две после периода тяжелого заболевания погибли. Вирус был реизолирован из легких больных кошек. Титры антител у выживших тигров и кошек в 4 раза превышали таковые у больных и неинфицированных животных КНР.

Сообщалось о выделении гриппа птиц от инфицированного естественным путем тюленя. In vitro вирус оказался инфекционным для клеток почки тюленя. Анализ последовательности и серологическая характеристика свидетельствовали о близком родстве вируса гриппа В/тюлень/Нидерланды/1/99 со штаммами, циркулировавшими у людей 4—5 лет назад. Ретроспективным анализом сывороток, взятых от 971 тюленя, показал наличие антител к вирусу гриппа В у 2 % животных после 1995 г. До 1995 г. ни у одного тюленя антител к вирусу гриппа не обнаружено. Данный резервуар вирусов гриппа В, циркулировавший в прошлом, может представлять прямую угрозу для человека. Рецепторные свойства вирусов гриппа (ВГ) Hi и НЗ, изолированных от уток, свиней и людей, изучены с использованием природных и синтетических спа-логликоконъюгатов. Вирусы, изолированные от разных хозяев, адаптируются к рецепторам клеток хозяина. У ВГ человека увеличивается сродство к б'-сиалиллактозамину по мере замен аминокислот (в позициях 138, 190. 194 и 225), константных у ВГ птиц. Некоторые вирусы свиней обнаруживают адаптацию к человеческому рецептору — б'-сиалиллактозамину. Однако еще большее сродство все тестированные вирусы гриппа свиней, относящиеся к различным эволюционным ветвям, приобрели к суль-фатированному и фукозилировашему производному З'-сиалнллактозамина.

В апреле—июне 2000 г. в Северном Каспии, а затем в западной части Среднего и Южного Каспия зарегистрирована массовая гибель тюленей. С помощью иммуно-ферментного анализа (ИФА) и гистохимического изучения срезов органов обнаружено у 75^% обследованных животных наличие вируса, родственного вирусу чумы плотоядных. Глоточные смывы и ткани больных, забитых и погибших тюленей обследовали методами заражения куриных эмбрионов, культуры клеток MDCK и в полиме-разной цепной реакции (ПЦР), следующей за обработкой ревертазой выделенной РНК вируса. Лишь одна проба РНК, выделенного в Казахстане вируса, соответствовала геному тест-вируса птиц A/FPV/POCTOK/34. Остальные пробы нуждаются в секвенировании.

Иммунитет и специфическая профилактика. АГ изменчивость ВГП, затрагивающая поверхностные белки вириона — ГА и нейраминидазу, изменяющиеся независимо друг от друга, создает существенные трудности в решении проблемы вакцинопрофи-лактики. Поэтому необходимы своевременное выделение новых эпизоотических вариантов вируса и подбор адекватных вакцинных штаммов, для чего необходимо применять эффективный метод оценки АГ соответствия вакцинных штаммов циркулирующим эпизоотическим. Для этого широко используют радиоиммунологический метод. Для профилактики гриппа, вызываемого вирусом H7N1, применяют живые вакцины из аттенуированных шт. Ру и Р5. С целью профилактики гриппа птиц, вызываемого вирусами подтипов А1—А8, применяют активную инактивированную вакцину, которая производится биофабриками.

В 1999 г. в Северной Италии возникла эпизоотия гриппа птиц (ГП), вызванная низкопатогенным вирусом подтипа H7N1. Необходимо было охарактеризовать состояние птицеводства в этой области, но отсутствовали утвержденные наборы для борьбы с ГП и вирус продолжал циркулировать у птиц в течение нескольких месяцев, до тех пор пока не появился высокопатогенный вирус того же подтипа. Высокопатогенный вирус ГП вызвал гибель птиц, и падеж составил около 3 млн птиц за 3 месяца. Возникла эпизоотия ГП, вызванная высокопатогенным вирусом, и нанесла большой ущерб промышленному птицеводству. Кроме того, ухудшили ситуацию в инфицированной области некоторые условия, такие как высокая плотность содержания птиц и структура промышленного птицеводства. Помимо этого, циркуляция в течение нескольких месяцев низкопатогенного вируса ГП неизбежно препятствовала быстрой идентификации высокопатогенного вируса ГП и усложняла интерпретацию результатов диагностических исследований. Для предовращения возникновения подобной ситуации в странах Европейского союза необходимо пересмотреть существующее Европейское законодательство и реорганизовать промышленное птицеводство.

Для специфической профилактики в Великобритании применяют живую нейра-минидазо-N-специфическую вакцину, преимущество которой в том, что она не интерферирует при серологической диагностике болезни в РЗГА. Разработан метод получения рекомбинантного ВГП, который экспрессирует иммуногенные белки и выполняет функцию живой вакцины для домашней птицы. В США успешно применяют масляно-эмульсионную вакцину против ГП на цыплятах-бройлерах и курах-несушках. Для определения иммуногенности поливалентных вакцин, в которых использовали полевые штаммы разнообразного происхождения, включая штаммы из четырех контингентов и от шести видов хозяев проводили эксперименты в течение 38-месячного периода. Цыплят вакцинировали подкожно. В итоге вакцины предохраняли птицу от контактного заражения и на 30—70 % предотвращали развитие болезни, а также на 60—87 % снижали гибель цыплят.

В США имеются коммерческие вакцины против гриппа человека, лошадей, свиней. Они готовятся из цельного вируса или вирусных субъединиц. Эти вакцины могут уменьшать проявление и тяжесть клинических сипмтомов заболевания, но не обеспечивают полной защиты от вирусной инфекции. Вакцины на основе ДН К являются новыми вакцинами и обладают многими свойствами живых вакцин без риска восстановления реактогенности. В частности, так как иммуногены синтезируются de novo вирусные ДНК трансформируют клетки, антигены могут представлять собой молекулы классов 1 и 2 главного комплекса гистосовместимости, участвующего в стимуляции как гуморального, так и клеточного иммунного ответа.

Разработана и обоснована стратегия борьбы с гриппом птиц, основанная на использовании вакцины, содержащей один и тот же серотип гемагглютинина, что и вирус, вызывающий инфекцию, но различные серотипы нейраминидазы, что позволяет дифференцировать инфекцию вакцинированных и невакцинированных птиц при использовании серологического теста на антитела к определенному серотипу нейраминидазы. Птиц вакцинировали вакциной, содержащей H7N3 наружные белки, и затем инфицировали вирусом, содержащим H7N1 наружные белки. Защита от клинического заболевания составляла 93 %, но предотвратить выделение вируса не удалось. Серологический тест непрямой иммунофлюоресценции к нейраминидазе при анализе 608 сывороток обладал высокой чувствительностью и специфичностью.

Вирус гриппа широко используется как модельный патоген при оценке ДНК-вакцин на мышах, курах, хорьках, свиньях, лошадях, кроме человека, и клинические испытания таких вакцин учитываются при разработке подобных ДНК-вакцин. Установлено, что вакцины против гриппа лошадей защищают животных от контрольного заражения гомологичным вирусом при наличии достаточно высокого уровня антител. Однако, защита была неполной даже когда вакцинированные и зараженные гетерогенными штаммами животные имели относительно высокий уровень антител. Вакцины против гриппа лошадей, полученные из двух антигенно различающихся вирусов, обеспечивали перекрестную защиту от клинического проявления заболевания при заражении европейским штаммом вируса. Однако при использовании гетерогенной группы вирусов, хотя и были получены высокие титры специфических антител выделялось больше вируса, чем при заражении гомологичной группой.

Защита против гетерологичных вирусов может быть успешна путем стимулирования высоких уровней антител. Целесообразно постоянно модернизировать вакцинные препараты против гриппа лошадей путем включения в них штаммов, циркулирующих в данный период в полевых условиях. Для определения иммуногенности поливалентных вакцин, в которых использовали полевые штаммы разнообразного происхождения, включая штаммы из четырех контингентов и от 6-ти видов хозяев проводили эксперименты в течение 38-месячного периода. Цыплят вакцинировали подкожно. В итоге вакцины предохраняли птицу от контактного заражения и на 30—70 % предотвращали развитие болезни, а также на 60—87 % снижали гибель цыплят.

В США проводили вакцинацию индеек против гриппа птиц вирусом умеренной латогенности, являющуюся этапом борьбы сданным заболеванием. Рекомбинантная вакцина на основе вируса оспы птиц, экспрессирующего гемагглютинин подтипа 5 вируса ГП, индуцировала устойчивую зашиту. Авирулентный вирус гриппа H5N4, выделенный от мигрирующих уток, скрещивали с вирусом гриппа птиц H3N1 в результате чего получили реассортант H5N1, а затем с помощью реверс-генетического метода сконструировали авирулентный реассортант H5N1. Внутрибрюшинная иммунизация мышей инактивированной вакциной, приготовленной из этого штамма, индуцировала образование антигемагглютининов и нейтрализующих антител. Используемая без адъюванта вакцина индуцировала у мышей образование местных (в слизистых оболочках) и системных антител и защищала мышей от введения летальной дозы вирулентного вируса H5NI, выделенного во время заболевания гриппом в Гонконге в 1997 г.

Исследовано влияние вакцинного штамма и антигена на иммуногенность инактивированных вакцин против ГП. В итоге, вирус А (индейка/Висконсин/68/Н5Ы9) оказался лучшим кандидатом для получения вакцины из всех тестированных штаммов подтипа Н5 (ПД-0,06мкг антигена ВГ). Цыплята, вакцинированные инактивированными препаратами вируса подтипа Р5, были защищены от проявления клинических симптомов болезни и гибели. Однако вакцина не препятствовала репликации ВП, так как последний выделяли из носоглотки вакцинированных цыплят. Тем не менее в некоторых группах вакцины снижали уровни выделяемого высокопатогенного вируса из клоаки и носоглотки, потенциально снижая степень контаминации окружающей среды. Некоторые авторы считают, что применение инактивированных вакцин против слабопатогенных вирусов гриппа птиц Н5 и Н7 может снизить их распространение среди птицы в птицехозяйствах.

Переболевшая классической чумой птица иммунна в течение 1—2 лет. В сыворотке крови птиц-реконвалесцентов постоянно обнаруживают AT, обладающие КС, анги-ГА и ВН свойствами. Какие из этих свойств появляются раньше и в какой последовательности происходит смена их в иммунных сыворотках неизвестно. Обычно ранние AT (анти-ГА) четко обнаруживаются в РТГА в первые 3—4 месяцев после пе-реболевания или иммунизации птицы. ВНА выявляются в течение 10—12 месяцев. Корреляция между серологическими показателями и фактической резистентностью переболевшей или активно иммунизированной птицы не изучена, особенно в отношении гриппа, вызываемого подтипом МИ А2 — А8.

Инактивированная (3-пропиолактоновая ГОА-вакцина против КЧП индуцирует образование AT в титрах 1:16 — 1:64 и предохраняет от гибели птицу при заражении 5 х106-5 ЭЛДзо вируса даже через 33 недели после прививки. Возбудитель не обнаруживается в крови, кале, моче, но выделяется из легких привитых птиц через 7—8 ч после заражения. Установлена корреляция между титрами поствакцинальных AT и резистентностью птиц к экспериментальному заражению через 5—7 недель после прививки инактивированной вакциной. При испытании инактивированных вакцин (из шт. ГП-1, ГП-4, ГП-5, ГП-8) AT выявляли на 5-е сутки после первого введения вакцины, титры их достигали максимума к 7-му дню после 2-й прививки. Показателем специфического иммунитета служило наличие в сыворотке крови привитой птицы анти-ГА в титрах 1:16 и ВНА в титрах 1:2 и 1:4. Длительность иммунитета составляла 6 месяцев у взрослых птиц и 4 месяца у молодняка. У цыплят, выведенных из яиц переболевших кур, пассивные анти-ГА исчезали к 20-му дню. В эксперименте была показана обратная зависимость распространения вируса в органах и тканях от уровня анти-ГА.

Назначение мидантана одновременно с вакцинацией обеспечило устойчивость цыплят при заражении через 12 дней после начала опыта в 85 % случаев. Амантадин приводил к появлению устойчивых к нему мутантов возбудителя гриппа, однако в сочетании с инактивированной вакциной из штамма H5N2 был весьма эффективным. Резистентных вариантов вируса не появлялось. Использовать следует только инакти-вированные вакцины, причем для надежной и полной зашиты птицы от гриппа прививная доза должна содержать 9—8 мкг гемагглютинина. Наряду с применением средств специфической зашиты и антивирусных химиопрепаратов необходимо исключать прямой и непрямой контакты домашней птицы с мигрирующими и некоммерческими видами птиц и обеспечивать широкомасштабный мониторинге эпи-зоотологическом и эпидемиологическом планах.


Грипп кур - 5.0 out of 5 based on 1 vote

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить