Исследование кишечника

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

При наружном исследовании кишечника у крупных животных используют аускультацию и перкуссию, у небольших животных находит себе применение и наружная пальпация. Однако, к сожалению, данные этих методов исследования очень относительные и далеко не во всех случаях обеспечивают достаточную полноту клинической картины. Тем не менее не следует пренебрегать тем, что могут дать эти методы, так как во многих случаях они существенно дополняют картину болезни симптомами, которые можно использовать не только в целях диагностики, но и прогноза.

Аускультацшо производят, непосредственно прикладывая ухо к покрытой полотенцем брюшной стенке животного. Чтобы обезопасить себя от возможных повреждений, необходимо надёжно фиксировать голову животного, у беспокойных животных не мешает поднять переднюю ногу. Левую половину брюха удобнее выслушивать левым ухом, повернувшись лицом к заду животного, положив левую руку на его спину. При аускультации правой половины изменяют соответственно положение своего тела. Особое внимание обычно уделяют подвздохам. Аускультация правого подвздоха даёт представление о перистальтических шумах толстого отдела кишечника и, главным образом, слепой кишки, выполняющей почти всю область правого подвздоха.

Шумы, возникающие в просвете толстой кишки, напоминают урчанье, отдалённый грохот экипажа, ворчанье, мурлыканье, они глухие и создают впечатление идущих издалека. Область  занята, главным образом, тощей кишкой. Шумы тонкого отдела кишечника создают впечатление звуков переливающейся жидкости — плеска, полосканья, журчанья ручейка. Они значительно яснее, определённее и очень близки по своему характеру к музыкальному тону. Сила перистальтических шумов зависит от степени напряжения кишечной стенки — перистальтического давления, характер их определяется свойствами кишечного содержимого. Плотное содержимое даёт слабые шумы, жидкости и газы, наоборот,—чрезвычайно сильные.

Характер перистальтических шумов у здоровых животных, в зависимости от ряда условий — количества и качества корма, способа и интенсивности экс-плоатации—показывает большие различия. При пастбищном содержании шумы настолько громки, что слышны на некотором расстоянии от животного и кажутся непрерывными; при кормлении грубыми кормами без зерна и концентратов шумы, напротив, вялы и редки. Телесное напряжение, работа усиливают перистальтику; при стойловом содержании шумы кажутся резко ослабленными. Для правильной оценки обнаруженных результатов необходим известный опыт, а также знакомство с условиями кормления и содержания животных.

По своему характеру Перистальтические шумы могут быть громкими и слабыми, продолжительными и короткими, стойкими и временными, частыми и редкими.

В качестве патологических изменений следует отметить Усиление перистальтических шумов И Их ослабление. Высшей степенью расстройства считают Полное отсутствие перистальтики. Среди качественных изменений заслуживает внимания Металлический оттенок перистальтических шумов, Так называемый Звук падающей капли.

При усилении перистальтики шумы становятся чрезвычайно громкими, прослушиваются иногда на большом расстоянии от животного; вместе с тем они настолько продолжительны и так быстро следуют, друг за другом, что кажутся совершенно непрерывными, меняясь лишь несколько по силе и звуковым оттенкам. В качестве физиологических раздражителей, вызывающих усиленную перистальтику кишок, следует отметить скармливание послабляющих кормов— корнеплодов, зелёной травы, пшеничных отрубей, дачу чересчур холодной воды, пастьбу на покрытых инеем и снегом лугах и, наконец, быстрые движения. Патологическое усиление перистальтических шумов наблюдают при энтералгиях, катарах и воспалениях кишечника, при скармливании испорченных кормов, в начальной стадии развития кишечного метеоризма и некоторых формах кишечной непроходимости, а также при тромбо-эмболических коликах.

Металлический оттенок перистальтические шумы принимают при усилении процессов брожения, при скоплении в полости кишечника большого количества газов. Капли кишечного содержимого при этом, падая сверху на сильно растянутую газами и напряжённую стенку кишки, создают, вследствие колебания кишечной стенки, характерный, высокий, металлически звенящий звук, который можно сравнить со звуком вибрирующей пластинки. Он создаёт впечатле ние падающей с большой высоты капли на тонкую стеклянную пластинку; отсюда и название — «звук падающей капли».

Особенно характерным этот феномен считают для метеоризма кишечника. Помимо ветреных колик, его наблюдают и при многих других страданиях, связанных с явлениями кишечного метеоризма,—катарах кишечника и некоторых формах механической непроходимости. Иногда звук падающей капли удаётся уловить и у здоровых лошадей в области правого подвздоха, над основанием слепой кишки, растянутым газами.

При ослаблении перистальтики шумы становятся редкими, очень непродолжительными и крайне слабыми. Прослушиваются они лишь временами и быстро замирают. Ослабление перистальтических шумов наблюдают при атонии кишечника, являющейся следствием скармливания грубых, богатых клетчаткой, сухих кормов, как, например, веточного корма, древесного сена, соломы, болотного сена и т. д., при катарах желудка — острых и хронических, тяжёлых воспалениях кишечной стенки и кишечном метеоризме. Кроме того, ослабление перистальтики входит в качестве постоянного симптома в клиническую картину инфекционного энцефаломиэлита лошадей, по всей вероятности, вследствие ослабления возбудимости п. vagus.

Полное прекращение перистальтики—зловещий признак кишечной непроходимости, а также резкого метеоризма кишечника. Непроходимость влечёт за собой как непременное следствие паралич всего заднего отрезка кишки, т. е. той его части, которая расположена позади места непроходимости. В зависимости от локализации, от того, как далеко от заднего прохода лежит участок, потерявший проходимость,—паралич то быстро, в 2—3 часа, доходит до прямой кишки (что влечёт за собой прекращение дефекации и наполнение фекалиями бутылеобразного расширения), то, наоборот, например, при поражении тощей кишки, проходит много времени—10—15 часов, прежде чем появится паралич.

В отрезке кишки, расположенном впереди места непроходимости, вследствие брожения кормовых масс и наличия богатого белком транссудата, создаются в течение первых же часов явления местного метеоризма, что обусловливает вначале резкое усиление перистальтических шумов, сменяющееся постепенным ослаблением, а при затяжном течении—даже полным прекращением их (вследствие последующего паралича, распространяющегося на отрезок, лежащий спереди). Таким образом, полное прекращение перистальтических шумов над определёнными отделами брюшной стенки, в связи с усилением или ослаблением их в других местах, стойким запором и прекращением периодического наполнения фекалиями прямой кишки, создаёт подозрение на возможность развития илеуса. Это впоследствии находит подтверждение в появлении новых симптомов, складывающихся в характерный для непроходимости синдром.

Резкое ослабление перистальтических шумов при ветреных коликах также представляет собой плохой симптом и, наоборот, возобновление затихшей было перистальтики следует рассматривать как благоприятный признак, особенно в связи с усиленным выделением газов, улучшением пульса и ослаблением одышки. Перкуссия большей части брюшной стенки даёт различной силы и продолжительности тимпанический звук, оттенки которого могут быть также различными в зависимости от степени наполнения кишечника, характера его содержимого, а также в зависимости от того, прилегает ли данная кишка непосредственно к брюшной стенке или она от неё удалена. Сильно наполненные газами отделы кишечника, если они прилегают к брюшной стенке, дают сильный, низкий звук, который по своему характеру очень близок к атимпаническому звуку грудной стенки. Таким образом, перкуссия у лошади правой голодной ямки и подвздоха, где расположена верхушка слепой кишки, а у крупного рогатого скота—тех же участков слева, в районе расположения дорзального мешка рубца, даёт звук, близкий к атимпаническому, а иногда и чисто атимпанический. При общем метеоризме вся боковая часть брюшной стенки, напряжённая и сильно растянутая газами, при перкуссии приводится в колебание, в результате чего получается громкий, атимианический звук. В участках, где у здоровых животных колебания брюшной стенки приостанавливаются прилегающими к ней плотно наполненными кишками, перкуссия даёт слабый и тихий, притуплённый или притуплённо-тимпанический звук. Его получают у крупного рогатого скота при перкуссии нижних отделов рубца, а у лошади при выстукивании области, расположенной между правой коленной складкой и задней границей лёгкого. При завале толстых кишок переполненная фекалиями кишка, прилегая к брюшной стенке, создаёт новую область тупого звука; соответственно своему расположению, это притупление оказывается очень устойчивым и исчезает лишь с ликвидацией завала. Таким образом, перкуссия, невидимому, даёт основания предполагать наличие тех или иных изменений в кишечнике; однако, большого диагностического значения её показания не имеют. Изменённая кишка далеко не во всех случаях прилегает к брюшной стенке. И, кроме того, явления метеоризма или завала не дают ещё права поставить диагноз, так как они возникают иногда и как вторичное состояние. Каковы бы ни были результаты перкуссии при коликах, необходимо провести ректальное исследование, которое не только позволяет с лёгкостью определить наличие завала или метеоризма, но вместе с тем даёт представление о положении кишечника и тех его изменениях, которые нередко бывают впоследствии причиной смерти животного (завороты кишечника и другие формы непроходимости). Самостоятельное значение перкуссия имеет лишь в тех редких случаях, когда она устанавливает изменения в отделах кишечника, расположенных далеко впереди, вне сферы ректального исследования. Сюда относятся завалы поперечных отделов большой ободочной кишки у лошади.

Пальпация кишечника у крупных животных через толстую и напряжённую брюшную стенку оказывается невозможной; её полностью заменяет ректальное исследование. У мелких животных наружной пальпацией удаётся установить повышенное напряжение (спазм) кишечной стенки, болезненность при надавливании, состояние наполнения и характер содержимого кишечника, изменение положения кишечника, например, инвагинации, и, наконец, инородные тела, проникающие в полость кишки. При тяжёлых заболеваниях кишечника наружная пальпация у мелких животных доставляет наиболее ценные симптомы.

В тех случаях, когда данных обычного исследования недостаточно, используют, если существуют к тому серьёзные показания, некоторые специальные методы исследования, среди которых имеют значение: пробный прокол брюха и кишечника, эндоскопия органов брюшной полости, пробная лапаротомия, и, наконец, метод определения рефлекторности по Роже.

При помощи пробного прокола удаётся собрать известное количество просачивающейся в брюшную полость жидкости, на основании исследования которой во многих случаях можно точно диференцировать заболевание. Техника прокола у лошади очень несложна. В клинике прокол обычно делают по нижней брюшной стенке, на расстоянии 10—15 см от мечевидного отростка грудины, на 2—3 см вправо от белой линии. Подготовка поля операции состоит в удалении шерсти, тщательной очистке кожной поверхности и смазывании йодной настойкой. Операция производится на стоящем животном иглой Каспера, Сайковича или Соломона. У здоровых животных таким путём удаётся собрать небольшое количество, 2—3—5 см.3, совершенно прозрачной, слегка желтоватой, с небольшим содержанием белка (около 0,77%) жидкости.

При ветреных коликах, не осложнённых заворотом, прозрачный ярко-жёлтый пунктат выделяется в больших количествах; с развитием заворота кишечника он получает красноватое окрашивание, вследствие примеси большого скопления эритроцитов. Разрыв кишечника и желудка легко распознаётся вследствие примеси частиц корма или фекалий.

При тромбоэмболических коликах пунктат вишнёвого или винно-красного цвета, прозрачный; при volvulus он становится геморрагическим, более плотным и густым, при перитоните пунктат оранжево-жёлтый, непрозрачный, с примесью большого количества лейкоцитов и хлопьев фибрина.

Метод пробного прокола настолько несложен и в то же время даёт такие солидные данные, что при известных показаниях им пренебрегать не следует.

Пункцию производят с целью получить небольшое количество содержимого кишечника. К этому приёму прибегают в тех случаях, когда подозревают тромбоэмболические колики. При геморрагическом инфаркте кишечника удачно произведённый прокол даёт вишнево-красную жидкость с высоким процентом белка и небольшой примесью пищевых масс. Место операции определяется на основании данных ректального исследования.

Эндоскопию, предложенную Гётце в диагностике травматического рстикулита, можно использовать в качестве решающего метода исследования и у лошади при обоснованных подозрениях на непроходимость кишечника. Через гильзу троакара, после прокола левой или правой голодной ямки, смотря по месту предполагаемой локализации непроходимости, вводят в определённом направлении ринолариигоскоп и постепенно тщательно исследуют органы соответствующей половины брюха. Приём этот далеко не безопасный и требует соответствующей обстановки и серьёзных показаний к применению.

Рентгеноскопическую картину органов брюха легко получить у мелких животных. Для многих заболеваний это один из наиболее toiw ких методов исследования.

 У крупного рогатого скота лапаротомия со вскрытием рубца используется с хорошими результатами иногда в качестве диагностического приёма и лечебного метода при травматическом ретикулите. Рукой, введённой через раневое отверстие рубца, после, удаления кормовых масс, удаётся проникнуть в сетку, ощупать её переднюю стенку, извлечь инородные тела и разорвать небольшие соединительнотканные сращения. Затем рану зашивают. Наиболее удобным местом операции является голодная ямка. У лошади пробные лаиаротомии представляют собой настолько сложную операцию, что прибегать к ним с целями диагностики едва ли есть смысл.