Учение шиллинга о лейкоцитозе в свете неврогенной теории

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

Лейкоцитоз, по Шиллингу, слагается из трех составных частей а) изменения общего количества лейкоцитов; б) изменения процентного соотношения между отдельными видами лейкоцитов и в) регенеративных и дегенеративных изменений отдельных клеток.

По мнению Шиллинга, на внешние раздражения организм отвечает «характерным для каждой группы образом и в различной степени, то отрицательно, то положительно, а иногда и противоположно». Это различие в реакции на раздражение объясняется им строгой обособленностью друг от друга миэлоид-ной, лимфоидной и ретикуло-эндотелиальной системы кроветворения, требующих осдбого, специфического раздражителя.

Учение Шиллинга о лейкоцитозах в теоретическом отношении является ошибочным. Триалистическому учению Шиллинга в настоящее время противопоставляется теория монистов о едином центре кроветворения. Что касается специфического раздражителя, то клиническая практика отвечает на это отрицательно. Целый ряд совершенно различных заболеваний—перелом кости, воспаление легких и многие другие—дают совершенно одинаковые изменения со стороны формулы крови.

Раньше думали, что лейкоцитоз и лейкопения совершенно различные состояния, специфические для того или иного процесса. Считали, например, что лейкоцитоз обязателен при мыте лошадей, воспалении легких, а лейкопения—при чуме, инфлюэнце и т. д. Клинические наблюдения показали, однако, что при одном и том же заболевании может быть как лейкоцитоз, так и лейкопения. При инфекционной анемии лошадей вначале имеется лейкоцитоз, который сменяется в дальнейшем лейкопенией. Следовательно, реакция со стороны кроветворных органов является неспецифичной по своему характеру и определяет только функциональное состояние кроветворных органов.

С. П. Боткин, основываясь на клинических наблюдениях хлороза и пер-нициозной анемии у людей, впервые высказал мысль о том, что изменения крови зависят от первичных изменений в нервной системе. В целях проверки высказанного положения Боткин предложил своему сотруднику Л. И. Тумасу (1883) провести экспериментальное исследование для доказательства нервных влияний на состав крови. Высказывания Боткина и эксперимент Тумаса остались малозамеченными современниками и не учитывались гематологами более позднего периода.

В 1912 г. Фальт связывает изменения крови с состоянием вегетативной нервной системы. Он вводит даже в обиход термин «ваготоническая» и «симпа-тикотоническая» картина крови. Для первой характерны лейкопения, лимфо-цитоз и эозинофилия, а для второй—нейтрофилия с увеличением количества палочкоядерных клеток.

Многочисленные эксперименты, предпринятые с целью проверки положений Фальта, показали, что влияние вегетативной нервной системы на процессы кроветворения и кровераспределения имеют место, но влияние симпатической и парасимпатической системы на картину крови не всегда бывает противоположным и зависит от некоторых добавочных обстоятельств.

В настоящее время имеется достаточный клинический и экспериментальный материал, свидетельствующий о том, что устойчивое равновесие кроветворения, кроверазрушеиия и состава циркулирующей крови зависит от беспрерывной и тонкой нейрогуморальной регуляции, подчиняется общим законам рефлекторной регуляции и находится под контролем нервной системы и «высшего регулятора и распределителя» (И. П. Павлов) всех функций животного организма—коры головного мозга.

Давно и хорошо был известен факт, что внутримышечное введение обезжиренного молока вызывает реакцию со стороны крови. Вскоре после введения молока количество лейкоцитов уменьшается, а затем наступает вторая фаза— нейтрофильный лейкоцитоз со сдвигом до юных и даже миэлоцитов. Эту реакцию объясняли тем, что молоко всасывается в кровь и действует раздражающе на костный мозг, т. е. чисто гуморальным путем.

Экспериментальные исследования В. Н. Черниговского показали несостоятельность этого объяснения. Опыт был поставлен так. Одновременно с молоком в мышцу вводили новокаин. Несмотря на то, что молоко всасывалось и действовало на кроветворные органы, лейкоцитоза не наступало. Второй опыт был поставлен с перерезкой дорзальных корешков спинного мозга, воспринимающих чувствительные раздражения, с последующим введением в мышцу молока. Лейкоцитоза также не получилось. Эти опыты с очевидностью показали, что реакция со стороны кроветворных органов на введение молока находится в прямой зависимости от действия раздражителя на нервную систему. Известен также факт изменения крови под влиянием заболевания желудка. Основная роль в этом отводилась гуморальному фактору. Экспериментальные исследования В. Н. Черниговского и его учеников убедительно опровергают и это положение. Опыт проводился с механическим раздражением рецепторов желудка. Для этой цели в желудок вводился резиновый баллон, который в желудке затем надувался воздухом. Раздражение рецепторного аппарата, желудка приводило к изменению картины крови. Вначале появлялась лейкопения, а затем количество лейкоцитов увеличивалось со сдвигом формулы «влево» до юных и миэлоцитов. Контрольные эксперименты с исключением восприятия раздражения рецепторными механизмами желудка новокаином с последующим воспроизведением раздражения с помощью баллона, раздутого в желудке воздухом, оказались отрицательными.

Эти опыты показали, что нервная система не только влияет на распределение крови, но и регулирует выхождение из кроветворных органов молодых клеток, обусловливая «омоложение» крови.

Весьма интересными являются экспериментальные исследования с выработкой условных рефлексов с целью выявления влияния коры больших полушарий на состав крови. Оказалось, что выработка пищевого условного рефлекса повышает количество лейкоцитов, повышает и усиливает пищеварительный лейкоцитоз.

Экспериментальные исследования В. Н. Черниговского и А. Я. Ярошев-ского и других убеждают в том, что органы системы крови находятся в постоянной связи с центральной нервной системой. Из центральной нервной системы импульсы поступают по центробежным волокнам в кроветворные органы и по центростремительным волокнам из кроветворных органов в центральную нервную систему.

Нервная регуляция системы крови в общей схеме (по Черниговскому) может быть представлена следующим образом: высший контроль осуществляется корой больших полушарий головного мозга. Через нее многочисленные раздражители из внешней и внутренней среды в порядке условного и безусловного рефлексов могут включаться в регуляцию системы крови и изменять количество форменных элементов в соответствии с текущими потребностями организма.

Система крови через кору головного мозга постоянно координируется со всеми органами. Нарушение одного из звеньев аппарата регуляции и приводит к тем или иным изменениям в работе кроветворных органов.

В свете этих данных учение Шиллинга о лейкоцитозах является механистическим, упрощающим процессы, происходящие в организме, и как несостоятельное должно быть отвергнуто.