Нервная трофика нервные дистрофии

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

Трофикой принято называть совокупность процессов, протекающих в живом организме, замкнутых в круг гуморальных и нервных влияний, которые обеспечивают тканям и органам не только нормальную структуру, но и нормальную функциональную способность, а организму в целом—существование в качестве самостоятельной структурной и функциональной единицы. Естественно, что нервная трофика теснейшим образом связана с внешней средой, и при известных изменениях внешней среды может подвергаться нарушениям, что приводит к изменению структуры и функции тканей.

Если в элементарном организме связь между отдельными частями поддерживается посредством гуморальной системы, то на более высоком уровне регулируется нервной системой. Вот почему в организме высших животных речь может идти только о нервной трофике, а при соответствующих нарушениях— о нервных дистрофиях.

Нарушение иннервации приводит к дистрофическим процессам и соответственно к изменению функции и структуры тканей. Еще в 1824 г. Маженди наблюдал, как после перерезки тройничного нерва у кроликов возникали дистрофические процессы в виде язвы роговой оболочки глаза. В дальнейшем такие факты другими авторами наблюдались неоднократно.

Было высказано мнение, что трофикой управляют специальные нервы, нарушение которых и вызывает трофические расстройства. Однако эти высказывания встретили отпор со стороны представителей клеточной патологии.

В 1883 г. И. П. Павлов в своей диссертации «Центробежные нервы сердца» описал ранее неизвестные антагонистически действующие нервы, которые усиливали и ослабляли сердечные сокращения. Называя открытые нервы динамическими, Павлов высказался за их трофическую природу, регулирующую интимные процессы питания мышечной системы сердца. В 1888 г. в работе «Усиливающий нерв сердца» Павлов говорит уже о трофической природе не только усиливающего нерва, но и сосудорасширяющих нервов.

Спустя год, в 1889 г., Павлов выдвинул вопрос о рефлекторной природе действия трофических нервов. Развитие этих положений привело Павлова к выводу, что в каждом органе обнаруживается наличие нервов трофических, определяющих в интересах организма точный размер окончательной утилизации химического материала, доставляемого через кровь.

И. П. Павлов отметил роль трофических нервов в патологических процессах. Он писал: «...например, стародавний и постоянный медицинский факт— плохой, обложенный язык при расстройствах пищеварения. Что значит он и как понимать его механизм? Ведь нельзя же всегда представлять себе непрерывность патологического процесса от желудка до полости рта. Позволительно предположить, что заболевание желудка и вообще пищеварительного канала создает раздражитель для рефлекса на задерживающие трофические нервы слизистой оболочки рта и преимущественно языка, чем и обусловливается известное ненормальное состояние, ведущее последовательно к искажению и даже потере вкуса, так как в ней расположены воспринимающие приборы вкусовых раздражителей. Потеря же вкуса делается причиной воздержания от пищи, что дает покой пищеварительному каналу—главнейший терапевтический прием против болезненного процесса. Таким образом это был бы самоисцеляющий рефлекс со стороны организма».

Таким образом, Павлов распространил рефлекторный принцип как на трофические процессы, так и на процессы патологические. Медицинские клиницисты (Бурденко, Вишневский, Молотков и др.) представили много фактов в пользу наличия трофической иннервации. Орбели и его сотрудники дали экспериментальные доказательства адаптационно-трофической функции симпатического отдела нервной системы, задних спинномозговых корешков, а также мозжечка, допустив, однако, ошибку, выразившуюся в недооценке ведущей роли коры головного мозга. Баяндуров, Быков и Астратян представили значительный материал о трофической функции больших полушарий головного мозга.

52 Особенно широкое развитие Павловское учение о трофике получило в исследованиях Сперанского и его учеников. Сперанский показал, что любое нервное влияние включает трофический компонент. Это значит, что нет нервных влияний, которые не сопровождались бы явлениями распада и восстановления химических веществ, входящих в состав живой ткани. Следовательно, трофические функции свойственны всем нервным образованиям, независимо от того, вызывают ли они мышечные сокращения, секрецию желез, расширение сосудов или их сужение.

При таком представлении нарушение деятельности любого участка нервной системы может служить причиной и трофических расстройств, началом возникновения нервно-дистрофических процессов. В клинике давно известно, что повреждение целости различных нервов приводит к появлению трудно-заживающих язв, спадению рогового башмака при невротомии, гангрены кожи при потере чувствительности и т. д.

Левашов и Лапинский экспериментально установили, что если собаке перевязать ногу ниткой, пропитанной серной кислотой или кротоновым маслом, то спустя 2—3 месяца в 20% случаев возникает трофическая язва. В лаборатории Сперанского было установлено, что если перерезать у животных седалищный нерв, а затем не только раздражать центральный конец сильнодействующими веществами, но и подшить к одной из непарализованных мышц, то у всех животных спустя 11/2—2 месяца возникают трофические язвы. В основе образования язвы лежит не выпадение функции перерезанного нерва, а рефлекторное влияние, началом которого бывает раздражение центрального конца перерезанного нерва.

Галкина и Гормашкова показали, что если у сенсибилизированных собак и кроликов перерезать вторую и третью ветви тройничного нерва и затем в центральный конец нерва ввести каплю антигена, то дистрофические явления протекают более тяжело, чем у контрольных несенсибилизированных животных. Следовательно, сенсибилизация как раздражение, в сочетании с антигеном, давала суммарный эффект—более резко выраженный дистрофический процесс.

Вишневский отмечает, что зажившие трофические язвы могут возобновляться при заболеваниях и раздражении желудочно-кишечного тракта, например, каплей кротонового масла. В этом случае интероцептивные раздражения рефлекторным путем, через спинальные сегменты, вызывают рецидив трофических язв.

В пользу того, что дистрофические процессы возникают рефлекторным путем, говорит опыт с раздражением центрального конца перерезанного седалищного нерва различными химическими веществами. Спустя некоторое время после начала эксперимента (от 2 недель до 3 месяцев) трофические язвы возникают не только на конечности соответствующей стороны, но и на соответствующем участке противоположной, здоровой конечности. По Павлову, эти симметричные язвы говорят о том, что раздражение нервных волокон рефлекторным путем вызывает поражение соответствующего сегмента спинного мозга, после чего и возникают двусторонние трофические язвы.

Дистрофические процессы могут вызываться внутримышечным введением, например, раствора йодистого калия. Химический раздражитель может проникать к нервным центрам через кровь, а также по нервным волокнам. Но дистрофические процессы обязаны своим происхождением не непосредственному повреждающему действию раздражителя на нервные клетки, а процессу раздражения, возникающему на месте первичного контакта раздражителя с периферическими окончаниями центростремительных нервных волокон.

Сперанский специальными опытами убедительно подтвердил это положение. На тонкий ствол ветви седалищного нерва наносилась одна платиновая петля 2%-ного раствора люизита или иприта в ацетоне. Раствор испарялся быстро. Рана, полученная в результате оперативного обнажения нерва, зашивалась. На месте приложения раствора никаких воспалительных явлений не наблюдалось. Спустя 2—3 дня на соответствующей стороне появилось увеличение яичка и отек мошонки на той же стороне с омертвением кожи. Когда через несколько дней описанные явления затихли, отечность перешла на противоположную, здоровую сторону. Эти опыты наглядно показали как рефлекторную природу возникновения дистрофических явлений, так и известную этапность в развертывании процесса.

Существует мнение некоторых авторов о том, что дистрофические явления возникают при перерезке нерва в результате выпадения функции этого нерва. В действительности это не так. Механизм возникновения дистрофических явлений сводится к раздражению, возникающему в момент перерезки и после, в момент дегенерации нерва.

В случаях, когда нервный ствол сохраняет свою проводимость, причиной трофических расстройств может быть раздражение проводника сдавливанием или кровоизлиянием. В этих случаях возникают сравнительно небольшие изменения со стороны кожи—сухость, ограниченное потение, отслойка эпидермиса, истончение кожи и др.

При заболеваниях спинного мозга, сопровождающихся продолжительным лежанием, у животных развиваются пролежни, которые возникают вследствие понижения жизненной стойкости тканей, а также сдавливания кровеносных сосудов, загрязнения мочой и фекалиями, в силу чего имеет место непосредственное и постоянное инфицирование. При заболевании спинного мозга возможно развитие артропатий коленного и локтевого суставов, обусловливающих развитие значительной деформации и увеличения суставов.

Дистрофические процессы не ограничиваются областью раздражения известных сегментов, но и распространяются дальше, на отдаленные сегменты. Т(ак, если на седалищный нерв собаки наложить золотое или серебряное кбльцо, которое сдавливало бы нерв, не вызывая резких изменений в его целости, то спустя несколько недель у некоторых собак возникают трофические расстройства, выражающиеся помутнением и изъязвлением роговой оболочки. Процесс может даже закончиться потерей зрения у этих животных. Гистологические исследования говорят о том, что дегенеративные явления в нервной системе носят ступенчатый, прерывистый характер. Рефлекторная природа дистрофических процессов в данном случае не подлежит сомнению.

Дистрофические процессы, возникающие за счет раздражения центральных образований нервной системы, имеют распространенный характер. Сперанский показал, что если собакам и кроликам наложить стеклянный шарик в области турецкого седла или стеклянное полукольцо на воронку гипофиза, вызывая тем самым раздражение с последующим повреждением подбугровой области головного мозга, то у них развиваются резкие трофические процессы. В ближайшие часы после операции появляется отечность, точечные кровоизлияния на деснах, которые со временем углубляются, вызывая тяжелые поражения десен вокруг шейки зубов, а также язвы на губе, языке, а иногда и на щеках. Через 6—8 недель после операции изменяются и зубы, которые становятся мягкими, легко обламываются и крошатся. Часто возникают поражения обоих глаз, выражающиеся в кератите и язве роговой оболочки.

Дистрофические изменения могут охватывать и более отдаленные системы организма. Так, например, могут возникать значительные кровоизлияния в одном или обоих легких, иногда захватывающие обширные территории их. Могут также появляться кровоподтеки слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, эрозии и язвы.

Кровоизлияния в слизистую могут появиться в первые часы после операции, в силу чего возникают кровавые поносы и иногда рвота. Место локализации этих процессов в желудке и кишечнике постоянное, главным образом в привратниковой части желудка, в двенадцатиперстной кишке, в области бау-гиниевой заслонки и в слепой кишке. Эти формы дистрофии Сперанский назвал стандартными. Дистрофический процесс захватывает надпочечные железы и верхние шейные симпатические узлы. Они не только могут включаться в процесс, но и могут оказаться источником развертывания дистрофического процесса. Это значит, что возникновение стандартных форм дистрофии появляется не только при раздражении подбугровой области головного мозга, но и других участков нервной системы.

Добавочное раздражение организма может способствовать возникновению трофических расстройств. Так, в случае перерезки нерва и раздражения его сильнодействующими веществами с последующей буксацией происходят трофические расстройства. Если дистрофические расстройства, возникшие на почве наложения стеклянного шарика в подбугровую область, угасают и ликвидируются, то после введения одной капли кротонового масла под ноготь одного из пальцев передней лапы животного, на прежних местах вновь возникают уже исчезнувшие дистрофические процессы—развивается стоматит, язвенный кератит, точечные кровоизлияния во внутренних органах и т. д.

Все это говорит в пользу того, что любой участок нервной системы, в зависимости от функционального ее состояния и продолжительности и силы воздействия раздражителя, может сделаться исходным пунктом возникновения нервно-дистрофических расстройств и возобновления уже исчезнувших дистрофических явлений.

Способность любого участка нервной системы вызывать трофические расстройства, можно объяснить свойством нервной системы диффузно проводить волну возбуждения во все стороны.

Развитие трофических расстройств в случаях раздражения нервной системы свидетельствует о том, что рефлекторный механизм определяет возникновение не только функциональных, но и структурных изменений. Рефлекторные реакции протекают не только в течение коротких отрезков, как это имеет место при развитии дистрофических процессов.

Дистрофические процессы развиваются поэтапно. Между началом действия раздражителя и появлением первых признаков трофических расстройств существует скрытый период, напоминающий по характеру инкубационный период при возникновении инфекционного процесса. Скрытый период имеет различную продолжительность и может как уменьшаться, так и увеличиваться в зависимости от силы добавочного раздражителя и места его приложения, а также состояния функциональной способности нервной системы.

По своим функциональным и морфологическим проявлениям дистрофические процессы имеют много общего с воспалительным процессом. Исчезнувшие трофические расстройства, при действии на организм того или иного раздражителя, могут при известных условиях рецидивировать.